Связь с редакцией
Пожалуйста, оставьте настоящие данные, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить информацию. При необходимости мы гарантируем вам анонимность.
19 июня 2024, 00:22
19 июня
В Чите:+19°C
$ 87.04
€ 93.30
¥ 11.80

«Наша цель – создавать интересные истории»: эксклюзивное интервью с автором «Волкодава» Марией Семёновой и писательницей Анной Гуровой

Валентин Олейников
7 июня в 10:00

В Чите несколько дней гостят автор «Волкодава» Мария Семёнова и писательница Анна Гурова. На протяжении длительного времени они совместно создают произведения в жанре фэнтези. Мы встретились с известными писательницами и довольно остро поговорили о современной мифологии, истории и цензуре. А ещё в этом интервью, подобно искрам от шаманского костра, мелькнут: новая экранизация «Дюны», «омерзительные» мультики про богатырей, а также Танос из космоса.

Мария Васильевна, первый вопрос к вам. Много лет назад в программе «Школа злословия» вы сказали, что не очень хорошо относитесь к экранизации «Властелина колец» Питера Джексона. Хотя саму книгу, насколько мне известно, признаёте и любите. Сегодня, если говорить о жанрах фэнтези и фантастика, подобный успех имеют экранизации «Дюны». Как вы относитесь к произведениям Герберта о песчаной планете и к новым киноадаптациям за авторством Вильнёва?

— Что касается «Дюны», мне в принципе духовно не близко это сочетание космических завоеваний человечества и дремучими, совершенно средневековыми порядками. Мне представляется, что, когда человечество доберётся до освоения других звёздных систем, то там общественные порядки будут несколько иные. Это дело и право автора, но меня это жутко раздражало, временами были просто скучно читать про средневековые интриги на фоне происходящего в космосе. Но ладно.

Уважение к этому роману я начала испытывать после одной сцены. Когда они прилетели уже на Арракис, сидят и обсуждают как им жить дальше. И приходит человек из пустыни с ними знакомиться. Первое, что он делает — смачно плюёт на стол, за которым великие вельможи сидят. Оскорблённые вельможи вскакивают, хватаются за оружие. Только один человек, знаток обычаев, сумел их придержать. Он говорит, мол, дорогой товарищ, благодарю тебя за дар влаги. То есть могут быть вполне человеческие культуры, но с диаметрально противоположным подходом к некоторым вопросам. Герберт большой молодец, что показал это.

(на этом моменте к разговору присоединяется Анна Евгеньевна. Здесь и далее герои интервью будут обозначаться как М.С. (Мария Семёнова) и А.Г. (Анна Гурова).  — Прим. автора)

А.Г.: Это как в Средней Азии чай не доливают.

М.С.: Я с этим сталкивалась. Когда мне довелось быть в Казахстане в жаркие дни, то мы совершенно пересохшие с принимающей нас казахской интеллигенцией ввалились в какое-то кафе. Пить, пить, пить! Боже мой, приносят чайник с малюсенькими чашечками, да и те наполнили лишь до половины. Я, естественно, ничего не сказала, но мысленно ругалась. Пить хочется, а тут что? Жалко вам, что ли? И выясняется, что это казахский обычай гостеприимства: наливать по чуть-чуть, чтобы максимальное количество раз поухаживать за гостем.

И Герберт показывает, как герои схожую ситуацию разрулили. И то, что касается пустынной жизни фрименов, мне серьёзно понравилось.

Что касается экранизаций, я смотрела самую старую, которая кончается тем, что в недрах Арракиса нашли огромное количество воды и Пол вызывает эту воду на поверхность, победив врагов. С пятое на десятое смотрела вторую экранизацию, а в современную не заглядывала.

— Анна Евгеньевна, ваши впечатления от новой дилогии?

А.Г.: Я как раз посмотрела и первый, и второй фильмы. Роман я этот очень люблю, мне наоборот нравится сочетание космических технологий без технологий — там же у них было восстание машин, после которого они запретили искусственный интеллект. Это интересный поворот, замес высоких технологий и психологии. И средневековое общество меня не коробит, там всё развивается по законам мифа классического. Как и «Звёздные войны».

— Собственно, создатели «Звёздных войн» и вдохновлялись «Дюной» Герберта.

А.Г.: Оно и заметно. Но я считаю, что «Дюна» намного глубже. Герберт проникся околоисламской мистикой и прямо тащил её в роман. Оттуда и замес с избранными. Всё это очень похоже, честно говоря, на историю Лоуренса Аравийского. Мистика, война. И новые экранизации показали, что это очень красивая история. 

Но мне не понравилось, что во второй части исказили сам смысл этой истории. Они сильно его упростили, свели всё к способу выиграть войну. А в книге-то всё совершенно не так. Пол до последнего отбивался от возможности начать войну. И сцена во втором фильме, когда он собрал всех фрименов и объявил им: «Ура! Мы все пойдём в рай!» Это такие аллюзии примитивные на то, что сейчас происходит в мире. Или это непростительное упрощение. Это примерно то, что сделали с «Волкодавом» — попытка загнать сложную историю в простой и привычный для зрителей сюжет. 

А что касается видеоряда, музыки, пустыни — всё великолепно снято. На третью часть пойду, хотя вторая и выбесила.

— Я начал разговор с «Дюны» потому, что её успех показывает, что форма мифа снова востребована людьми во всём мире. В продолжение темы я хотел бы напомнить вам один анонс. В ноябре 2022 года стало известно, что киностудия «Ленфильм» планирует снять сериал «Витязи» про русских богатырей, доживших до наших дней. Источниками вдохновения станут «Хранители» и «Мстители».

Как вы относитесь к супергеройскому жанру и к анонсированной попытке актуализировать богатырей в таком ключе?

М.С.: Я смотрела сериал «Дружина», который сделали те же люди. Я не знала — материться или хохотать. Люди вообще не имеют представления о том, о чём снимают. Судя по сериалу, они просто не знают, что такое дружина. Поэтому от «Витязей» мне трудно ждать чего-то принципиально нового.

А что касается супергероики… Вы знаете, я ещё в 90-е годы предприняла попытку придумать русского Супермена. У меня с воображением и фантазией проблем особых нет, но мне не удалось. И я пришла к выводу, что это абсолютно не наш менталитет. Я уже молчу про то, что кто-то в красных трусах будет летать над крышами и приходить на помощь… Ну какой вменяемый россиянин в это поверит? У американцев менталитет другой, они могут возвести это в национальную сказку. У нас такого не будет.

Сколько не истребляли, но в нашем народе силён, простите за выражение, коллективизм. И та самая, простите за пафосное слово, соборность. Я сама не люблю слова такие, но лучше не придумано. Как одна мудрая читательница мне подсказала: «У нас нету глагола «победю», а есть — «победим». Поэтому у нас супергерой, хоты ты тресни, распадается на команду.

— Но в супергероике тоже полно команд.

М.С.: Их в команду сводят, чтобы не было скучно. У нас тот же самый подвиг делает компания простых нормальных людей.

— Почему тогда, по-вашему, «Ленфильм» захотел объединить богатырей с супергероикой?

М.С.: Потому что наш кинематограф уже много-много лет мыслит западными лекалами и всё под них загоняет. Это страшно, на самом деле.

— А свои-то лекала мы создали?

М.С.: Так, слушайте, давайте создавать. Почему вообще должны быть лекала? Когда кто-то пишет по лекалам, то ничего хорошо-то не получается. Ты творец или кто?

— А как тогда вы объясните большую популярность супергероев в России? Если они претят нашему менталитету, то откуда у нас многочисленные фан-базы Бэтмена или Человека-паука?

М.С.: Так это развлекательные фильмы, боже ты мой.

— Нет, нет, не только.

М.С.: Ну не надо мне объяснять, что там колоссальные серьёзные мысли внушаются. Развлекательные фильмы за добро против всего плохого. Давайте придумаем мифологического суперзлодея и будем торжественно с ним бороться. Если на Земле не нашли, то пусть какой-нибудь Танос из космоса прилетит, и мы вывернемся наизнанку, будем бороться с ним. Весело, круто, интересно. Профессиональнейшим образом снято. Герои симпатичные, непростые даже. Здорово смотреть, но это Кока-Кола. 

А.Г.: Корни всего этого в Древней Греции. Культ героев зародился, несомненно, там. И они тырят оттуда пачками.

— И не только они.

А.Г.: Пытаются и другие, но у США это получается лучше всех.

М.С.: Раньше был сын Зевса, сейчас — сын пришельца.

А.Г.: И в основном древнегреческие герои были полубогами. Смесь богов и людей, этим они и привлекают.

— Но мы же с вами понимаем, что древнегреческая мифология и литература — основа европейской цивилизации.

А.Г.: А вот в Европе-то нету супергероев. Может, они как-то повзрослее.

— В Великобритании есть. Хотя там и чуть более ироничный взгляд на этот жанр.

А.Г.: Ирония — признак взрослости. Американцы — молодая нация, на стадии становления.

У нас не получается, потому что делают кальки, не внося абсолютно ничего своего. То же самое, но одетое в кольчугу и с бородой.

М.С.: Не будем забывать, что у нас начали внедрять греческую культуру гораздо позже, чем на Западе.

— И всё же довольно трудно отрицать, что американские мифы сегодня стали универсальными для многих по всему миру. Как вы думаете, что нам нужно сделать со своим фольклором, чтобы органично актуализировать и популяризировать наших персонажей?

М.С.: В первую очередь надо знать и любить этот фольклор, его духовную сторону. И тогда не будет этой совершенно омерзительной мультяшной эпопеи про трёх богатырей. Кошмарные, тошнотворные.

— Вам все мультфильмы из этой серии не нравятся?

М.С.: Не буду хвастаться, что я смотрела все, но что там может нравится? Пачками затаскиваются какие-то современные реалии, которые должны действовать на зрителя, как щекотка. Меня взбесил эпизод, когда сидят жёны богатырей, рассуждают о своих мужьях. И все три в девических нарядах…

А.Г.: Кто будет вникать в такие вещи?

М.С.: То-то и оно, Аня, что никто не будет вникать. И первыми это сделали сами киноделы. А ведь такая возможность показать древнерусский мир. Вы что, какие-то хаханьки делали на тему трёх богатырей?

— Сатира на современный быт, нет?

М.С.: А зачем? Что, в современной жизни нету повода «бугага» сказать, ткнуть пальцем? Почему это надо делать, используя любимых нашим народом персонажей?

— Наверное потому, что публика любит посмеяться.

М.С.: Найдите другие поводы. Давайте посмеёмся над вечным огнём, шашлыки на нём пожарим.

— То есть вы ставите вечный огонь в один ряд с богатырями в этом плане?

М.С.: Для меня это вот так. Чем отличается подвиг наших солдат во время Великой Отечественной или сейчас на спецоперации от подвига наших богатырей, которые стояли за нашу землю тысячу лет назад?

— Интересный факт. Недавно в программе Виктора Лошака «Очень личное» на «ОТР» шеф-редактор «ЛитРес» Екатерина Писарева рассказала о необычайном всплеске интереса аудитории к славянской мифологии. Сейчас издательство «МИФ» издаёт монографии, посвящённые этой теме. Например, «Русская фольклорная демонология». Как вы считаете, чем вызван повышенный интерес?

А.Г.: Это признак здорового общества. У любой страны бывают периоды максимальной открытости и периоды, когда сосредотачивались на своём. Потом опять выходили наружу. Это нормально.

М.С.: Мы объелись до тошноты западной культуры и стали озираться — а где наше-то? Что, неужели только это Marvel на свете существует? И схватились за фольклор, я этому бесконечно рада. Если бы ещё и фильмы с мультфильмами сделали такие, чтобы в это играть хотелось, чтобы это духовно поднимало… А не идиотское хихиканье с трёх богатырей.

— А вы не думали о том, что если какой-то автор — режиссёр или сценарист — решит поставить большую и серьёзную картину по русским былинам, то он натолкнётся на столь же большие и серьёзные цензурные ограничения?

М.С.: Смотря какие смелые решения. Если голый забег решит устроить посреди большого экрана, то такое смелое решение сомнительно.

— Вы понимаете, зритель же чувствует, что здесь вот автор пошёл на компромисс. Он может этого не знать, но почувствовать: «А, тут угол явно обошли, потому что сейчас-то это нельзя».

А.Г.: У нас нет цензуры, но есть определённые критерии. Это есть и в книгах, и в кино. Наверняка видели возрастные маркировки. Иногда доходит до смешного. Например, когда Волк из «Ну, погоди!» курит, то мультфильм сразу попадает в категорию 16+. Это курьёз. Старый мультфильм не должен попадать под это законодательство.

М.С.: Мы с Анной начинали как детские писатели. Мы стараемся писать для аудитории от пионеров до пенсионеров, и не допускаем ничего такого, что может оскорбить формирующийся вкус юного читателя. И это признак писательского класса — рассказать об всём правдиво, но без физиологических размазываний, без мата. Почему киношники так не могут сделать?

— Вы говорите про маты и про курение. Я имею в виду немного другие вещи. Политические аллюзии, которые могут возникнуть при реализации задумки.

А.Г.: А зачем тащить политику в фэнтези?

— А если того требует канон?

А.Г.: А как канон фэнтези может требовать тащить туда политику? Я с трудом представляю себе.

— Могут посчитать намёком. Что вы, мол, тут имели в виду?

М.С.: Это что, кинохудожник спит и видит сделать какого-нибудь противного князя похожим на Путина?

— Нет, я не говорю про такое намерение…

А.Г.: То есть автор не имел в виду, а цензоры увидели. Ну, это проблема цензоров.

М.С.: Я просто пытаюсь сообразить, как это может к нашему эпосу относиться. Сильная власть, защита страны, забота о слабых.

А.Г.: Если вспоминать былины о богатырях, я понимаю, почему в мультике появился такой противный Владимир. Он и в былинах не очень хороший. Он постоянно подставляет того же Илью.

— В заключение нашей беседы расскажите о книгах, которые написаны вами совместно.

А.Г.: Мы работаем вместе с 2017 года. Всё получается хорошо. Собираемся работать и дальше. Мне кажется, у нас получился вдохновляющий творческий союз, потому что у нас огромное количество идей. Совместные поездки по России. В Сибири уже три раза были. Ездили в республику Марий Эл, где уцелела языческая традиция священных рощ. Она не прерывалась даже в советские времена.

Мы написали цикл из 7 книг «Аратта». Начиналось это как попытка написать финно-угорское фэнтези, но замысел сильно разросся. Это такое мифическое прошлое России.

М.С.: Гиперборейские мотивы.

— А, то есть исходите из древнегреческого мифа?

А.Г.: В Древней Греции был миф о том, что за Бореем — северным ветром, существует огромная страна. И у нас это подхватили. Почему бы не пофантазировать на эту тему. В этом году мы закончили этот проект.

Начали следующий — «За небесным огнём». Пока запланировано 3 книги. Это такое славяно-финско-скандинавское фэнтези времён Руси до крещения. Герои, боги.

М.С.: Странствующий молодой шаман попадает то к одному племени, то к другому. Его зовут на помощь, когда сами разобраться не могут. И он там решает возникающие вопросы. Это его большое путешествие. И плюс ко всему это обзор культур.

А.Г.: Показываем дохристианскую Русь, отчасти вымышленную. Но вымышленную на основе реальных мифов, археологии. Я по образованию историк, мне приятно во всё это закапываться, и я знаю, где копать. Это и познавательно, и история интересная. Мы писатели, наша цель — создавать интересные истории.

Увидели опечатку в тексте? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также: