Источник Zabnews.ru

Первые градусы забайкальской трезвости

Вера Андрейченко
26 июля 2021 г., 17:11

Впервые за несколько лет в Забайкальском крае изменились условия торговли алкоголем. Казалось бы, изменения небольшие: сейчас продавать его имеют право все заведения общепита, площадь которых превышает 20 квадратных метров, а депутаты регионального заксобрания приняли законопроект и подняли эту планку до 38 квадратных метров. Немного? Немного. Но на практике это порядка 40 мест продажи алкоголя, которые после вступления в силу закона должны будут либо закрыться, либо перепрофилироваться на условную продажу бууз и хушуров.

На пленарном заседании, где принимался законопроект, всё было спокойно. Проголосовали быстро. Неспокойно было до этого на профильном комитете по экономической политике и предпринимательству, а до него — во время обсуждений того, каким должно быть ограничение по квадратным метрам: 40 метров? Тридцать восемь? Или меньше?

Чтобы понять это, нужно знать историю забайкальского пьянства. И огромную беду, с ним связанную.

 Тысячи жизней

 Считается, что Забайкалье — край пьющих людей. Отрицать это, зная, какое количество преступлений каждый месяц жители совершают пьяными, сложно, но имидж пьяного региона поддерживается не только исторически. Он давно стал выгодным прикрытием для тех, кто торгует спиртом и его суррогатами. «Если я не продам, продадут другие, и люди всё равно будут пить», — такая у продавцов логика.

 С начала 90-х годов в тогда ещё Читинскую область сотнями тысяч литров стали привозить суррогаты алкоголя из Китая и жидкости, происхождение которых было сложно установить. Сколько людей погибло от отравлений, а сколько просто спились, посчитать невозможно.

 В марте 2014 года трагедия произошла в селе Красный Великан Забайкальского района — прямо на границе с Китаем. Один из продавцов спирта на дому завёз спиртосодержащую жидкость «Олень», сомнительную как по качеству, так и по упаковке. В итоге новой партией 14 человек отравились насмерть, более сорока пострадали.

 Для спасения людей потребовался экстренный выезд в район реаниматологов, под присмотром которых круглосуточно находились потерпевшие. Тех, кого удалось спасти, увозили в больницу города Краснокаменска, а часть пациентов оттуда — медицинскими бортами переправляли в Читу.

 Помимо тех, кто травил людей, продавая суррогаты из-под полы дома, в городах — в основном Чите, Краснокаменске, Борзе и других районных центрах, — появились пивные бары, где можно было практически круглосуточно легально купить алкоголь. Часто такие заведения открывались под маркой «Пивных квадратов». Несколько лет назад их можно было встретить в каждом районе. С подобными наливайками головной боли было не меньше, чем с нелегальной торговлей: территории домов, где они работали, моментально превращались в общественные туалеты и места пьяных драк.

Когда-то ещё в правительстве губернатора Равиля Гениатулина существовал целый проект по борьбе с алкоголизацией населения края, но по факту последние 12-13 лет ничего, кроме сокращения времени продажи спиртосодержащих товаров, не сделали. Если вспомнить историю с казавшейся непотоплямой «Айпарой», то можно понять, насколько крепко алкогольный бизнес держится за все свои позиции.

Закон про площади

Одним из первых и немногих законопроектов, регулирующих работу «наливаек», стал документ про разрешённые площади. Торговать алкогольными напитками Госдума разрешила тем заведениям общепита, которые были не менее 20 квадратных метров. В Забайкальском крае эта норма прижилась безболезненно, потому что почти все торговые точки под неё подходили. Закрываться никому не пришлось.

При этом на федеральном уровне регионам разрешили ужесточить требования к площади. В Забайкальском крае начали обсуждать нормы, которые бы устроили противников торговли алкоголем и предпринимателей. Сразу стало понятно, что без споров договориться не удастся.

По данным ZabNews, дискутировать начинали с отметки в предельно допустимые 40 квадратных метров, но эта цифра категорически не устроила бизнес. По-видимому, попробовали спуститься до 39 — не сошлись. Первой и, как оказалось, конечной отметкой для обсуждений стали 38 квадратных метров.

Главный спор развернулся на заседании комитета по экономической политике и предпринимательству. Один из соавторов законопроекта, депутат от КПРФ Константин Коростелёв аргументировал, что ограничение в 38 квадратных метров будет эффективным, так как в Чите станет на 40 с лишним пивных меньше. Перспектива сделать это и бонус в виде сорока тихих дворов Коростелёва воодушевляла.

Фото: «Забайкальский рабочий»

Обратная реакция была у уполномоченного по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае Виктории Бессоновой. Выслушав депутата на заседании комитета, она заявила, что законопроект сырой и его нужно отправлять на доработку. Основной претензией Бессонова назвала отсутствие нужных для полноценной картины расчётов и исследований. Коростелёв в ответ на это чуть щурился: каких, мол, вам ещё расчётов не хватает?

«Сорок один объект, о которых говорит разработчик (представлявший законопроект депутат Константин Коростелёв заявил, что по новым нормам закроется примерно 40 точек продаж алкоголя — ред.) — это очень примерные данные, то есть точных данных, сколько предпринимателей попадает под данный проект, не существует. Мы не понимаем, что они вынуждены будут сделать: закрыться, перепрофилироваться, изменить свой вид деятельности, но сохранить своих работников, полностью прекратить деятельность и уволить работников? Эти аспекты почему-то здесь не рассматриваются. Предприниматели — это такие же граждане, у которых есть обязательства не только перед работниками, но и кредитные, ипотечные обязательства. Нельзя так рубить!» — парировала Виктория Бессонова.

По взгляду Константина Коростелёва было понятно, что как раз этого он хочет больше всего, причём рубить не фигурально, а всех торговцев алкоголем поголовно. А если не рубить, но, быть может, просто высечь.

Но до тайных желаний дело не дошло.

Фото: «ЗабРу»

Депутаты на комитете как-то мирно большинством голосов одобрили законопроект, а на пленарном заседании — приняли.

Нужен акцент на борьбе с нелегальным бизнесом 

Комментируя это решение, председатель заксобрания Юрий Кон заявил, что понимает предпринимателей с экономической точки зрения, но в решении вопроса невозможно не учитывать социальные моменты, а некоторые законопроекты рассматриваются депутатами месяцами из-за желания найти баланс между бизнесом и интересами общества.

Фото: пресс-служба заксобрания Забайкальского края

«Я считал и считаю, что нужно делать акцент на антиалкогольной работе, борьбе с нелегальным бизнесом. Если мы затрагиваем интересы легального бизнеса, то это не должно быть в пользу нелегального. А у нас почему-то так получается: если мы для легального какие-то ограничения вносим, теневой бизнес быстро на это реагирует. Поэтому представители легального просят: «Вы боритесь одновременно и оказывайте нам помощь в борьбе с подпольной торговлей». Поэтому приходится искать компромисс. Я надеюсь, когда-то мы переборем нелегальный бизнес, всё будет, как в цивилизованном государстве: в свободном доступе и качественное. В том числе и культура питья», — заявил Юрий Кон.

Он напомнил также, как непросто проходила через парламент законодательная инициатива краевой прокуратуры о дополнительном ограничении времени продажи алкоголя. В итоге депутаты согласились урезать утренние часы продаж, но вечерние — оставили без изменений.

Решение о площади, по его словам, тоже было долгим и компромиссным.

Станет ли в Чите на 41 пивную меньше, можно будет увидеть уже к сентябрю.  А там, может быть, депутаты и до отметки в 40 квадратных метров решат дотянуться.

Одноклассники ВКонтакте Telegram Viber
Читайте также