Связь с редакцией
Пожалуйста, оставьте настоящие данные, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить информацию. При необходимости мы гарантируем вам анонимность.
Оракул
Любовь — твоё волшебное приключение! Спроси у шара судьбы, что ожидает тебя в будущем и получи предсказание.
Ждите новые встречи и знакомства Поверьте в свою привлекатель- ность Будьте открыты новым знакомствам Найдёте любовь в обычной жизни Создавайте новые впечатления Новые знакомства на рабочем месте Любовь ждёт там, где вы не ожидаете Будьте открыты к новым людям Будьте готовы к приятным сюрпризам Весёлые ролевые игры добавят остроты Ваш партнёр окажет вам поддержку Новый этап в отношениях Романтический пикник под звёздами Эксперимен- тируйте в отношениях Ожидайте внезапных всплесков страсти Вас ждут романтические приключения Новая любовь за углом Страсть в воздухе - оглянитесь Романтика под звёздами - откройтесь Тайна встречи раскроется - решитесь Любовь в дыхании моря - планируйте Не верьте злым языкам Воздержитесь от смены характера отношений Постарайтесь не давать советов Стоит поверить в приметы Услышите неожиданные слова Год принесет сердечную отзывчивость Необходимо расслабляться Следите за своими желаниями Не сомневайтесь Возможности для лёгкого общения Стоит переосмыслить ваши отношения Устройте небольшой отпуск отношениям Будьте более романтичными Будьте более настойчивыми
Нажмите,
чтобы получить
предсказание
26 февраля 2024, 20:32
26 фев.
В Чите:-15°C
$ 92.75
€ 100.44
¥ 12.80

«Мы зависим от этой компании. К сожалению, компания забыла, что она зависит от нас»

Николай Шевченко
15 марта 2023

Забастовка сотрудников 14 фирменных пунктов выдачи заказов (ПВЗ) онлайн-магазина Wildberries в Чите началась 15 марта. Корреспондент ИА ZabNews поговорил с менеджером ПВЗ по Шилова, 20, о требованиях бастующих к руководству и проблемах в работе.

О проведении забастовок сотрудников Wildberries в Чите стало известно 14 марта. Они заявили, что придут на рабочие места, но закроют магазины и не будут никого впускать. Бастующие требуют отмены несправедливых, по их мнению, штрафов.

— Как ваш рабочий день?

— Сегодня впервые на работе спокойно поела. До этого мы вынуждены были это делать в перерывах между клиентами без возможности закрыться на перерыв. Не имели возможности нормально сходить в туалет, поесть, принять товар, убраться на пункте. А нам за это выписывают штрафы и говорят, что на пункте выдачи заказов мусор.

— А уборщиков у вас нет?

— Да! Уборщиков у нас нет. Менеджер пункта самовывоза выполняет функции уборщика, кладовщика и кассира. А также дворника!

— Зимой крыльцо подметаете?

— Если дворник от управляющей компании или муниципалитета не успел подмести до открытия точки и навести порядок, то этим занимается менеджер.

— Сейчас не работают только фирменные магазины, как я понял. А какие ещё есть?

— Есть фирменные и франшизные ПВЗ. У первого владелец — директор самой компании Wildberries, а у франшизы — региональные индивидуальные предприниматели.

— Штрафы у франшизы точно такие же, как и у фирменных?

Думаю, да. Вряд ли программу настраивали отдельно для франшизы и самовывоза. Хотя некоторые штрафы у франшиз больше, чем у официальных магазинов. Например, за закрытый пункт сотруднику грозит штраф в 5 тысяч рублей.

— А у вас сколько такой штраф?

— Нас пока ещё ни разу не штрафовали. По крайней мере, пока не ловили на этом.

— За забастовку вас оштрафуют?

— Сейчас не должны, так как на данный момент очень большой резонанс. В забастовке участвуют более 6 тысяч менеджеров, от Крыма до Сахалина.

— Вы тоже менеджер? Давно?

— Да, я менеджер ПВЗ, уже 5 лет как. И за это время очень много всего поменялось. Вот именно по работе в компании я могу сделать такой вывод и сказать, что раньше было лучше. А раньше действительно было лучше и проще!

— Как думаете, почему усложнили?

— Прибыль. Думаю, что прибыль.

— Руководству не хватает денег?

— Возможно.

— Объём поставок товаров увеличился за последние 5 лет?

— Да, увеличился существенно. Как-то нашла документ двухлетней давности, в нём было написано, что два года назад было занято на складе всего 430 мест, сейчас этот объём уже составляет 1 200 мест. Хотите, экскурсию вам проведу по пункту и складам на нём?

— Давайте.

— Это первый склад, всё оборудование поставляется компанией, но находится на балансе ПВЗ. В этом году был случай, когда всё оборудование падало на баланс менеджера (имеется в виду, его стоимость шла как долг менеджера — ред.) Один стеллаж стоит 7 тысяч рублей. Они падали на баланс якобы за то, что нахождение стеллажей на пункте самовывоза не подтверждено.

Мы тогда задались вопросам, а как мы должны подтверждать, что они есть на месте. Не лежать же на полу товарам.

— Долги потом сняли?

— Да, но вы же понимаете, что повесить их (штрафы — ред.) могут быстро, а снимают их в течение нескольких месяцев. И все эти месяцы зарплату менеджерам удерживают.

С нас за каждый рабочий день удерживают 25% от зарплаты.

— Просто так?

— Да, просто так. Есть долг — плати. Если штраф был 100 рублей, то удержат 100 рублей. Если штраф больше 25% от выручки за день, то его остаток переносится на следующий день.

— Как вы не путаете товары на складе?

— Когда через программу вещи принимаем, нам система говорит, на какое место и что нужно положить. Все места хранения пронумерованы, одно число — один человек. Это, так сказать, хорошая и комфортная часть нашей работы.

— А какая же некомфортная?

— Перейдём в другой склад. Это уже вторая часть нашей работы — неудобная и некомфортная. Мест для хранения у нас не хватает, поэтому вынуждены идти на различные ухищрения, делаем стеллажи из коробок. Нам, так сказать, за эту разработку должны премию дать (отсылка на фразу из «Внутри Лапенко» (16+) — ред.)

— И вы обязаны всё это фасовать?

— Да, это наша работа. Как мы это будем делать, куда мы будем эти вещи потом пихать, их (руководство — ред.) не волнует. Стеллажи в этот склад, как вы видите, нам никто не поставляет.

— Эти коробки вам нужно сегодня разобрать (указываю на запакованные коробки)?

— Нет, эти мы бережём, если вдруг придётся обратно отправить. В обязанности менеджера также входит упаковка возврата, то есть вещей, от которых отказались клиенты. Причины могут быть разными, например, если брак, то менеджер заплатит 10% от её стоимости.

— Проверить во время приёмки вещь вы никак не можете?

— Мы вынуждены принимать бракованные вещи, склад вынужден отправлять нам бракованные вещи, потому что они тоже не могут проверить товар.

— Часто деньги из зарплаты удерживают?

— В прошлом месяце у меня удержали 5 тысяч рублей. Это два их рабочих 15-часовых дня, которые я просто бесплатно отработала, подарила компании.

— Какой у вас график работы?

— Вообще по трудовому кодексу график установлен два через два, но конкретно на этом пункте (Шилова, 20) мы работаем по графику четыре на два: два дня полная смена по 15 часов, два дня выходных и два таких, которые мы называем неполными днями — когда сотрудник приходит в 8:00 и остаётся до момента разбора груза.

— Что послужило точкой невозврата для начала забастовки?

— Когда компания решила удерживать подотчёты о зарплате в 100% объёме. Например, у нашего руководителя филиала в Забайкалье долг 420 тысяч рублей. Это же сколько человеку нужно работать бесплатно на компанию, чтобы выплатить долг?

— Всегда так было?

— Нет, раньше такого бардака и беспредела не было. Сейчас поменяли настройки программы, которые могли отменять долги. Если раньше сотрудники предоставляли видеодоказательство и аннулировали свои долги. Сейчас такого сделать почти нельзя, долг можно только перенести, но на кого?

— Сегодня уже приходили люди за заказами?

— Приходили, не приходили — я не знаю, я смотрела «Багровые реки» (16+).

— Звонили из руководства?

— Пишут. У нас не принято звонить. Раньше была корпоративная связь, внутренняя. По коротким номерам можно было дозвониться до руководства и регионального центра развития, в котором сидят люди, придумывающие все эти правила.

Сейчас всю корпоративную линию устранили, есть чаты в телеграме и в вотсапе. А там так легко сделать вид, что ты не видишь сообщение, поэтому связи с руководством можно добиваться неделями

— Почему продолжаете тут работать?

— Единственное, что держит здесь всех сотрудников, — это то, что даже с такими штрафами и удержаниями зарплата остаётся всё равно выше среднего по региону.

— А сколько у вас за февраль было?

— 50 тысяч рублей.

— Удержали сколько?

— 6 400 рублей, то есть грубо говоря я подарила компании две своих рабочих смены. А если учесть, что смена идёт 15 часов, то это не очень красиво получается.

Да, согласна, что есть долги, в которых менеджер виноват сам. Но есть долги, в которых менеджер не виновен. И мы хотели бы иметь возможность их оспаривать, но делать этого мы не можем.

— А как же видеозапись?

— По ней можно, но не всегда получится. Кроме видеозаписи, никак больше не оспорить. Видео хранится 3 месяца, а потом удаляется. Если с видео не вышло, то можно предоставить информацию технической поддержке о том, что видео недоступно, и вернуть свои деньги.

Иногда нам летят браки полугодичной давности, а видео уже самого нет. Оно хранится до года на серверах у программистов в Москве, их можно запросить, но как с этими программистами связаться, никто не знает.

— В одном из требований вы просите заменить счёт рабочих часов с астрономических суток на фактическое пребывание на смене от начала и до конца. Что это значит?

— У нас есть такая настройка программы. Возможно, она введена специально, а возможно, оно не продумано просто нашими программистами. Сейчас рабочая смена считается с 9:00 одного дня и до 9:00 утра следующего дня, тем самым длится 24 часа. При этом мой рабочий день начинается в 8 утра.

— Получается, начало вашей рабочей смены попадает на конец программной смены прошлых сотрудников?

— Именно так. Я, приходя в 8:00 на работу, залезаю на смену, которую открыли прошлые сотрудники, забираю себе часть их выручки, процент от которой идёт в заработную плату. На следующий день приходят другие и забирают часть выручки у меня. И всё это бесконечно.

— Другие города на Дальнем Востоке присоединились к вашей акции?

— Амурск закрыт, Комсомольск и Благовещенск тоже. Они, открываясь на час раньше, ни один не побоялись закрыть двери. Сейчас проснётся Бурятия и Иркутск, потом дальше.

— Надеетесь на изменения?

— Да.

— Если сегодня ничего не решится, завтра также закроетесь?

— Я очень надеюсь, что решится. Два года назад была подобная ситуация. Мы так же приходили, выполняли часть своих обязанностей, требуя, чтобы нам сделали перерасчёт заработанной платы. Компании хватило на полдня.

Они поняли, что движения нет, и буквально за два часа наши требования удовлетворили.

— Вот сейчас на часах 11:00 почти, обычно в это время есть люди на ПВЗ?

— Да, обычно есть. Нам сейчас приходят сообщения об отказах на некоторых точках. Если бы сегодня был большой заказ, то двери бы уже вырывали.

— Есть ещё какие-то нарушения, которые компания совершает, на ваш взгляд?

— Она также допускает нарушения в плане прав работников. Мы год назад писали обращение в трудовую инспекцию, и пока ничего. Пишут «разберёмся», «идёт проверка материала».

Подписали заявление всеми работниками компании и разослали его куда могли, в том числе в прокуратуру Забайкальского края и приёмную губернатора региона.

— А когда вы отправляли?

— В конце февраля — начале марта 2022 года. Но тогда время было неспокойное, началась специальная военная операция, и всем было не до нас. Подумаешь, кому-то там зарплату вместо 40 тысяч рублей насчитали 20 тысяч рублей.

Нас тогда даже в трудовую инспекцию не пустили. Было объявление, которое гласило, что приём граждан прекращён в связи с проведением специальной военной операции. Хотя не знаю, чего они боялись, что разъярённые сотрудники Wildberries будут бить им морды?

— На каких условиях заключают сотрудничество с компанией?

— У нас было введено новшество, которое называется оферта, это так скажем список правил, напоминающий договор гражданско-правового характера. Нас поставили в такие условия, что почти всех менеджеров заставили подписать оферту. Мне кажется, я одна в Чите не пошла на эти условия, поэтому могу сейчас разговаривать с журналистами.

Те, кто оферту подписал, не могут разглашать информацию, порочащую компанию, штраф за это 100 тысяч рублей, это почти две мои зарплаты.

— Списывали бракованный товар в утиль?

— Такой операции за 5 лет ни разу не делала.

— Рук вам на работе хватает?

— Нам да. Складу — не знаю.

— А тем, кто смотрит и следит за вами?

— А меня это не волнует. Пусть им хоть 40 раз не хватает людей. Чем дольше им не хватит, тем дольше мы будем держать свои требования.

Многие боятся, что их начнут давить. У нас у всех есть семьи, кредитные и ипотечные обязательства. Мы зависим от этой компании, а компания, к сожалению, забыла, что она зависит от нас.

Фото на превью: сайт «Твиттер».

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, там больше фото и видео.

Если вы стали очевидцем чего-то интересного в городе или крае, присылайте фотографии и видео в наш бот.

Увидели опечатку в тексте? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также: