Новые суставы для бойца ДНР: врачи из Читы и Новосибирска вернули спецназовца в строй

Елизавета Медведкина
08 августа 2022 г., 12:01

Утро, лёгкий мандраж. Я перепроверяю сумку перед выходом. Самое главное, что в ней должно находиться сегодня – диктофон, документы, пауэрбанк для телефона. Это то, что позволит мне выйти из операционной с фотографиями и информацией, интересной для наших читателей – старых и новых. Всё готово, выхожу за порог и закрываю дверь, быстро, чтобы любопытная кошка не выскользнула следом.

Около подъезда ждёт такси. Ехать недалеко. Нужно составить вопросы для врачей на пресс-подход.

Подъезжаем к зданию «Академии здоровья». Я была здесь, кажется, один раз, но очень давно. Не помню, каким был фасад здания и как выглядела тогда территория. Меня встречает забор из светло коричного кирпича и кованных решёток, за ним – медучреждение. «Инновационная клиника» гордо возвещает большая вывеска над окнами второго этажа. Миную первый корпус, который от второго отделён газоном и клумбами с крупными бархатцами. Один глаз радуется, другой пускает скупую слезу, вспоминая плешивые цветники на центральных улицах Читы.

Двери второго корпуса распахнуты. Я пришла чуть раньше, чем назначено, чтобы точно не опоздать и перекинуться порой слов с сотрудником пресс-службы клиники, которая и проведёт нас в операционную. В холле стоят диваны, в вазах лежат клубочки цветных бахил. Пациентов немного, шумим только мы, журналисты. Наконец наша цветастая толпа наперевес с камерами и диктофонами двигается к лифтам, чтобы доехать до пятого этажа. Походка пружинит от накатывающего адреналина, страха нет, только колючее любопытство и желание растолкать всех и как можно ближе посмотреть на работу травматологов-ортопедов. Кровь не пугает.

Лифт затормозил на пятом этаже прямо перед входом в операционную и комнатами для персонала. В них мы, разделившись на мужчин и женщин, облачаемся в серые костюмы, медицинские шапочки, маски и тапочки. Вся индивидуальность стёрлась без следа, уникальными нас делают только голоса и рост. Обрабатываем спиртом руки, технику, чтобы не занести бактерии. А нас уже заждались! Один из врачей в зелёном операционном костюме с напускной строгостью в голосе поторапливает акул пера, которые, квакая резиновыми тапочками, пробегают между автоматических дверей в предоперационную.

В ней стоит длинная мойка, около которой быстрыми, отточенными за годы практики движениями руки обрабатывают врачи. Журналисты похватали камеры и телефоны, чтобы запечатлеть это. Среди оперирующих медиков - генеральный директор клиники «Академии Здоровья», травматолог-ортопед Сергей Давыдов.

Вслед за врачами заходим в оперблок. Белые стены, потолок, пол. В центре комнаты операционный стол, на котором с трубками и датчиками лежит раненый на Украине сотрудник спецназа. Вокруг стенды с мониторами, на которых ровными волнами отображается сердцебиение, дыхание и другие жизненно важные показатели. По стенам - стеллажи с медицинским оборудованием, блестят в белом свете металлические лотки и столики с инструментами. Над операционным столом нависли две большие лампы, над ними располагается большая вентиляция, которая обдувает стол, хирургов и пациента ламинарными, то есть обеззараженными, потоками воздуха. Кроме того, в операционной нет окон, которые бы отвлекали врачей, ведь чем быстрее будет проведена операция, тем лучше.  

Врачи «очертили» нам территорию, за которую не нужно заходить, и принялись готовиться к операции. На трёх травматологов-ортопедов, которые и выполняли всю операцию, надели халаты и перчатки. Они сели вокруг правой руки бойца, после попадания в неё пули не работавшей как надо. Кисть зафиксировали, обработали зону разреза и, подняв скальпель, приглашённый из Новосибирского института травматологии и ортопедии имени Цивьяна Тимофей Александров скомандовал: «Разрез!».

Бледная кожа разошлась вслед за острым металлом и обнажила красно-розовые мышцы и связки. Крови нет, так как её тут же убирают тампонами. Врачам нужно добраться до раздробленных суставов и убрать их, чтобы заменить на изготовленный в Томске имплантат. Операционная сестра подаёт Тимофею Александрову медицинский молоток и долото. Ими убирают травмированные фрагменты суставов, которые после извлечения отправляются в ёмкость со специальной жидкостью. Чтобы закрепить искусственные суставы, в костях пациента делаются углубления. Как? С помощью медицинской дрели. Да, врачи, вооружились небольшой, голубовато-белого цвета, дрелью. Сверло с негромким шуршанием погружается в костную ткань. Не все врачи надели защитные очки – глаза не прикрыл новосибирский гость. На вопрос, почему, сказал, что так ему удобнее.

После подготовки мест для новых суставов их освобождают из упаковок и демонстрируют нам. Они похожи на белые конусы разного размера с углублениями внутри. С одной стороны, они небольшие, чуть больше фаланги пальца, с другой - не верится, что они поместятся в кисти руки и не будут тереться о кости. Но нет, врачи уверенно фиксируют их, а после с помощью просвечивающего устройства демонстрируют нам, как хорошо двигаются протезы внутри руки, позволяя сгибать кисть и большой палец. Осталось наложить швы, дождаться пробуждения военнослужащего и приступать к реабилитации. Мужчину отключают от мониторов и перекладывают на каталку. Высокий, симпатичный и хорошо сложенный. Его увозят в палату, в которой он очнётся от наркоза только на следующее утро.

.

Читайте также: