Источник Zabnews.ru

Борьбе с COVID-19 нужно учиться у Японии. Интервью с главным реаниматологом Забайкалья

Конфликт в обществе по поводу QR-кодов продолжает нарастать. Их противники считают, что антикоронавирусные ограничения — прямая угроза для прав и свобод. Медицинские работники же как самые осведомлённые пациенты заверяют, что QR-код — это чуть ли не единственный способ побороть болезнь. О том, почему система проверки кодов так важна для нашего общества и кто выступает против антиковидных ограничений, корреспонденту ZabNews рассказал заслуженный врач России, доктор медицинских наук, профессор, проректор ЧГМА главный анестезиолог-реаниматолог Забайкальского края Константин Шаповалов.

 — Как вы относитесь к антипрививочникам и к письму 11 главных врачей крупных ковидных больниц, которые позвали противников вакцинации в морги?

 — Это письмо, которое отражает точку зрения профессионального медицинского сообщества в ответ на позицию определённых людей в отношении введения QR-кодов и проведения кампании по вакцинации. Налицо социальный конфликт. Причём он не уникален для нашей страны. У нас он, возможно, не такой острый, как в странах Западной Европы и США. Там выступления людей более агрессивные и экзальтированные, причём подавляются силовыми структурами. И вот это письмо — абсолютная нормальная реакция медицинского сообщества. Позиция, которую выражают оппоненты данной точки зрения, тоже, в общем-то, понятна. 

Сейчас мы, по сути, взвешиваем два фактора на весах. Первый: мы будем ограничивать количество заболевших и умерших от коронавируса. Введение QR-кодов в России уже показало потрясающую эффективность: нам удалось сбить подъём четвёртой волны. Начался явный спад заболеваемости и в России, и в Забайкальском крае при том, что четвёртая волна оказалась самая жестокая. Теперь у нас хватает коечного фонда и нет очереди на госпитализацию. В Забайкалье пациентам с коронавирусом есть, где лечиться, падает количество заболевших и снижается количество умерших — это абсолютный факт.

Другая точка зрения состоит в том, что снижение количества заболевших сопровождается определёнными ограничениями. Ограничение доступа на развлекательные мероприятия, в рестораны, бары, ночные клубы... Всё это сопровождается убытками мелких предпринимателей. Соответственно, в ответ на ограничительные мероприятия с их стороны имеется негативная реакция. 

Кто выступает против ограничительных мер?

Это разные группы общества, есть определённая часть политиков. Они пытаются понравиться электорату. Им удобно на определённом негативном настрое хайпануть, как это называется, и повысить свой политический рейтинг.

Для меня удивительно, что в когорте тех людей, которые выступают против введения QR-кодов, есть члены самых разных политических ориентаций.

У нас в Забайкалье это и ярые демократы, например, Марина Савватеева. Для неё свобода важнее жизни и здоровья людей, хотя это нормальная, уважаемая, в принципе, среди демократов позиция.

Это и коммунисты. Роман Берг, например, выступил с бумажкой: «Я против QR-кодов». Но он забыл добавить в другую руку бумажку: «Я против доступной и бесплатной медицины». Потому что если у нас не будет QR-кодов и не будет эффективной борьбы с распространением коронавирусной инфекции, значит, у нас не будет и доступной бесплатной медицины при любых заболеваниях. Тут же, вместе с ними, мелкие буржуа. Это странно. Они никогда вместе не выступали единым фронтом. А тут вот такое единомыслие. 

Вторая группа — это предприниматели. Да, некоторые из них терпят убытки, хотя в настоящее время не представлено никаких расчётов: а какие они убытки потерпели? Может быть, если действительно есть убытки, государству бы не помешало предусмотреть меры компенсации. Их позиция понятна и, наверное, справедливо. Однако при тотальном локдауне наверняка потери бизнеса будут больше. 

Третья группа людей — это так называемая богема, артисты, известные поп-дивы, блогеры, музыканты, актёры, модели. Многим из них не нравятся определённые ограничения. Наверное, из-за того, что проводится меньше концертов, публичных выступлений, гастролей, и они тоже терпят убытки. В общем, у многих протестующих, помимо защиты личной свободы, есть дополнительный умысел.

На мой взгляд, реакция государства на противников введения QR-кодов была достаточно мягкой и взвешенной, тем не менее, она показала последовательность. Как мы знаем, в отношении некоторых лиц были возбуждены дела об административном правонарушении. Государство показало, что оно будет последовательно и взвешенно подходить к этому вопросу. Ведь в приоритете, очевидно, должны быть жизнь и здоровье наших граждан.

Если введение системы QR-кодов показало свою эффективность в борьбе с коронавирусом, то почему появляются протесты?

К сожалению, противниками введения QR-кодов вся эта ситуация воспринимается исключительно как ограничительные меры, направленные на их личное ущемление, но это неверная позиция. Изначальный план QR-кодов — оградить от риска заражения и смерти тех людей, что не имеют иммунной защиты. Вот вся главная цель введения QR-кодов! Почему-то люди думают совсем по-другому. Это очень странно, на мой взгляд.

Есть популярное мнение, что QR-код ещё не означает, что человек не является переносчиком заболевания. Так ли это?

— Абсолютно правильно. Но тем не менее научно установлено, что люди, которые имеют иммунную защиту, кратно реже являются переносчиками заболевания, а даже если заболевают, то срок распространения вируса и количество вируса, выделяемое ими окружающую среду, намного меньше, чем у людей, которые не имеют такой защиты.

Обязательно ли ждать шести месяцев, или, как сейчас предлагают, год после перенесённого заболевания? Можно ли вакцинироваться, допустим, через пять месяцев?

Действительно, предлагается продление QR-кодов для переболевших с шести до двенадцати месяцев. Сейчас, работая в моностационаре, мы видим, что после перенесённого заболевания в тяжёлой или среднетяжёлой форме пациенты заболевают повторно достаточно редко. Приводилась цифра в выступлении президента, по-моему, 0,7% заболевших повторно. Медицинское сообщество сейчас такую информацию получает и научно её обрабатывает. Нам становится очевидно, что не на шесть, а на большее количество времени данным людям можно выдавать QR-код. 

На самом деле продление QR-кода для переболевших — это в том числе инструмент снятия социальной напряжённости. Но, тем не менее, это не значит, что спустя шесть месяцев человеку нельзя вакцинироваться. Если он захочет, он может. Ему можно обратиться в поликлинику, если он предполагает, что у него снизился уровень иммунной защиты, если есть какая-то особенность состояния здоровья, или он прошёл специальное обследование. 

В обществе выпячивается позиция людей, выступающих против вакцинации, но ведь есть люди, которые, наоборот, стремятся вакцинироваться, и их немало. Есть многие беременные женщины, которые хотят поставить прививку. Они при этом нигде не выступают. Право у них есть, и это — не обязательство, а право! В ближайшее время разрешат вакцинироваться подросткам. Нельзя отнимать у людей и эти права. Поэтому я думаю, что право у человека вакцинироваться спустя шесть месяцев после болезни должно остаться. Право, но не обязанность.

Планируются ли ещё какие-то меры снижения социального напряжения? Кому ещё выдадут QR-код?

Мы можем расширить когорту людей, официально признав их уровень иммунной защиты. Это относится к людям, которые имеют антитела. Сейчас очень много споров среди политиков, но присвоение таким людям QR-кодов должно быть медицинским образом подтверждено. На текущий момент государство и исполнительный орган в системе здравоохранения пока не готовы определить три главных вещи для этой группы людей: при каком уровне антител будет признана достаточная степень иммунной защиты - документа просто не издано; на какой срок им будет выдаваться QR-код; кто будет подтверждать уровень антител. Это также позволит снять уровень социального напряжения.

Ещё один момент: мы не должны забывать о людях, которые принципиально не хотят вакцинироваться. Они имеют на это право. Никто его не отбирает. Им ограничен доступ на массовые и увеселительные мероприятия, крупные торговые точки и, в перспективе, возможны ограничения по общественному транспорту. Если эти люди хотят что-то из этого перечня посетить, то в странах разрешён доступ при отрицательном ПЦР-тесте. Государству необходимо создать или определить медицинские организации, куда люди могли бы прийти и в течение нескольких часов получить результат ПЦР-мазка. Им можно было бы выдавать временный QR-код на 72 часа. Это работает во многих странах, и если мы это сделаем, то мы тоже снизим градус социального напряжения. Тем более, так система QR-кодов станет более эффективной. 

Что у нас сейчас по обстановке с коронавирусом в Забайкалье?

— У нас немного снизилось количество госпитализированных. Минздрав запустил процедуру перевода двух моностационаров в обычный режим, они уже не нужны, койки освобождаются. Однако всегда есть определённая инертность эпидемического процесса. Сначала нарастает количество общих случаев заболевания, потом тяжёлых, после растёт количество больных, подключённых к аппаратам искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), а затем и количество летальных исходов. Спад идёт по такой же логике. Сейчас мы проходим все эти стадии. Пока ещё у нас много больных на ИВЛ, но это те пациенты, которые заболели примерно три недели назад. Конечно, это количество будет падать. Мы очень на это надеемся. 

Когда нам ожидать пятую волну?

Я абсолютно чётко представляю, что эти волны будут идти каждый осенний и весенний период. Для коронавирусной инфекции характерна сезонность, как и для других острых респираторных вирусных инфекций. Пока не сформируется достаточный уровень иммунной защиты в популяции к вирусу, каждый осенний и весенний период будут новые подъёмы. То, что пятая волна будет, у меня сомнений не вызывает.

Стоит обратить внимание на тенденцию. Это не только мой вывод, но каждая последующая волна тяжелее предыдущей. Причём после каждой волны мы говорим, что следующая будет легче. А потом всё с точностью наоборот. При каждой новой волне больше заболевших, больше умерших. Сколько антирекордов мы поставили в четвёртую волну по количеству умерших? Пока что закономерность очень неприятная.

У нас на сегодня всё ещё по три сотни заболевших каждый день. Успеем ли мы оклематься к новой волне?

Было одно из выступлений Светланы Эдуардовны Лапы (руководитель управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю - авт.), эпидемиологов в этом вопросе стоит внимательно слушать. Когда началась четвёртая волна, глава регионального управления Роспотребнадзора предупреждала, что она будет очень тяжёлой. У нас в межсезонье спад заболевших оставался на достаточно высоком уровне. Чем выше уровень в период спада, тем больший пик будет при подъёме. Поэтому очень важно добиться в межсезонье существенного спада количества заболевших, а ограничительные мероприятия сейчас нельзя отменять. Государством уже разработаны критерии, при которых в регионах вводятся или отменяются ограничения, они доступны на сайте Стопкоронавирус.рф. Если мы их достигнем, то меры будут сняты. 

Законопроект о QR-кодах в общественных местах предполагает ограничения до 1 июня. Сможем ли мы к этому времени достичь коллективного иммунитета и избавиться от коронавируса?

К сожалению, если у нас будут такие настроения, как сейчас, то нет. Это напоминает не демократию, а скорее анархию и вседозволенность. Если определённая часть нашего населения продолжит ставить свой комфорт, личную свободу и доступ к определённым услугам выше общественного блага, мы не достигнем коллективного иммунитета.

Очень небольшому количеству стран на сегодня это удалось. Например, Япония. Не нужно забывать, что одним популяционным иммунитетом победа над коронавирусом не ограничивается. Должна быть ещё приверженность к масочному режиму и социальной дистанции, как раз то, что в Японии сильно развито. Японцы очень дисциплинированный народ, там не было никаких демонстраций, наверное, поэтому их стране на текущий момент удалось победить эпидемию. Надо учиться у японцев.

Руслан Симушин 29.11.2021
Читайте также
Комментарии