Источник Zabnews.ru

Нужно вводить локдаун. Непраздничное интервью ко Дню медика в Забайкалье

В кабинете № 217 Читинской медицинской академии профессор Константин Шаповалов теперь бывает не так часто, как 1,5 года назад. Сейчас главный анестезиолог-реаниматолог Забайкальского края ежедневно работает в моностационаре на базе читинской горбольницы № 1, чтобы остановить у последнего рубежа тысячи больных коронавирусом. Только в 2020 году он помог выжить больше 1,6 тысячи пациентам.

— День медика в этом году — единственный праздник на моей памяти за последние лет 20, когда сотрудники сферы здравоохранения не только поздравляли друг друга, но и говорили о тех, кто умер во время пандемии. Насколько за год изменилась реальность в работе забайкальских врачей?

— Всё поменялось: условия работы, наши представления… Но в обществе по-прежнему доминирует потребительское отношение к медицине. А у нас где-то и самооценка выросла за год.

— Прокачались?

— В лучшую сторону. Мы видим и знаем наше значение в современном обществе. Есть такая поговорка «Жизнь заставит гвозди глотать», многому научились.

— Много «гвоздей проглотили»?

— У меня папа был хирургом, и, когда я был маленьким, он мне рассказывал удивительную историю: в 70-е годы он оперировал заключённого в железнодорожной больнице, который проглотил гвозди. Отец у него спросил, зачем. Глотал, естественно, чтобы попасть в больницу. Тот посмотрел тяжёлым зековским взглядом и сказал: «Жизнь заставит гвозди глотать».

И нас жизнь заставила много навыков освоить. Самое главное, чему мы научились за прошлый год — это работать в условиях кризиса, решать какие-то проблемы, которые раньше система здравоохранения решить была не готова. В прошлом году в осенний подъём было практически прямое указание со стороны федерального министра о том, что мы не имеем права давать комментарии без согласования с официальными лицами минздрава.

Сейчас мы многие вещи можем говорить довольно прямо и откровенно.  Например, о том, что система и не должна была быть готова к этому на самом деле. Почему она должна была быть готова к пандемии? Кто её к этому готовил? Сколько лет её готовили?

Чтобы полностью быть готовыми, нужно было начать примерно 6 лет назад, и на наш регион потратить от 10 до 15 миллиардов рублей, построить новые клиники, подготовить энное количество специалистов, закупить оборудование.

Мы сейчас развернули свыше тысячи коек. Если будет поставлена задача, наверное, мы сможем развернуть 2 тысячи, как в прошлую волну, а вот 10 тысяч мы развернуть не сможем без снижения качества медицинской помощи от уровня, как раньше.

— Как раньше — это когда?

— Как до ковида или в прошлом году.

— То есть также, как во время осенней волны, не сможем?

— У нас в осеннюю волну было 2,1 тысячи коек. В Бурятии сейчас развёрнуто 2,7 тысячи при том, что Бурятия меньше нас по численности населения.

 

— Можем ли мы говорить, что объёмы и скорость третьей волны недооценили?

— Мы же сейчас находимся только на восходящей части волны и не знаем, где пик. Вчера в Забайкальском крае (20 июня — ред.) было зарегистрировано 150 новых случаев, сегодня я статистику ещё не видел. На пике осеннего подъёма у нас было почти 300. А представьте, что через неделю будет 500? А если 700 в сутки? Это я гипотетически говорю.

Поэтому к чему мы готовы? К тому, что будет 700 — сейчас однозначно нет. И даже к 500 мы не готовы.

В марте–апреле, когда я смотрел данные по Германии, Польше, Украине, было очевидно, что к нам это придёт, потому что процент вакцинированных у нас очень маленький, переболевших мало. На самом деле подъём начался где-то в начале мая. Он был слабенький, потом нам помог майский мини-локдаун, когда начался такой нырочек.

Вирус нас научил тому, что он обладает выраженной сезонностью и есть какие-то взаимоотношения между климатом, временем года, которые влияют на темп распространения, агрессивность вируса.

Я строил прогноз, что третья волна должна быть неминуемой, она должна была закончиться примерно в конце июня, может быть чуть позже. И в начале июля у нас должен начаться очень хороший спад.

«Жду, что начнётся спад»

— В прошлом году, кажется, 16 июня пиковые показатели по новым заболевшим были.

— Ну да. Поэтому я жду, что у нас начнётся резкий спад. Вот как в Москве пойдёт на убыль, так примерно через 2 недели это будет у нас. Сейчас в Москве идёт подъём. Это значит, что у нас подъём будет ещё минимум 2 недели.

— В Москве и некоторых регионах наоборот пошли на ужесточения.

— Это абсолютно очевидное решение, потому что если у нас идёт загрузка системы здравоохранения, если заканчиваются койки — реанимационные, общие, — то одним из эффективных методов больше чем за годичную историю стало введение различных ограничений и локдаунов. Весь мир так работает. Если у вас много больных и мало коек, вводите локдауны.

— Их эффективность как быстро ощущается?

— Есть инертность эпидемического процесса. Сначала у нас появляются просто пациенты, их количество растёт, потом появляются тяжёлые пациенты. В прошлом году это происходило примерно через полторы недели. Потом тяжёлые пациенты начинают умирать. Это от появления тяжёлых пациентов ещё неделя — полторы.

Сейчас пока летальных исходов мало, несмотря на то, что количество реанимационных коек растёт.

То же самое у нас происходит в конце волны: сначала у нас падает количество больных, но тяжёлых ещё много. Потом число тяжёлых падает, но ещё много умирает.

 

Индийский штамм пришёл в Забайкалье

— Можно ли проследить разницу в первом, втором и начавшемся третьем пиках среди тяжёлых пациентов? В возрасте, например.

— Мы сейчас чувствуем потрясающую разницу, очень чётко её видим, между тем штаммом вируса, который был в прошлом году и тем, что действует сейчас. У меня нет данных, какой это точно вирус, но подозреваю, что индийский. Раз в Москве доминирует индийский штамм Дельта, наверное, у нас то же самое. Он вытесняет уханьский либо итальянский, которые были в прошлом году.

Мы видим разницу даже по картинке в лёгких: «прошлогодняя» сейчас наблюдается у пациентов, которых привозят, например, из Каларского района, а вот у тех, кто из Читы или районов около Читы, картина в лёгких поменялась. Плюс поменялось течение. Пациенты стали болеть как бы быстрее, сократился инкубационный период. Если раньше пациенты попадали в реанимацию с шестого по двенадцатый день, то сейчас — на пятый-седьмой, иногда на четвёртый, реже на десятый.

Тут есть плюсы и минусы.

— А в чём плюсы?

— Меньше инкубационный период, проще отслеживать. Помните, человек раньше сидел на самоизоляции 2 недели. Из всех ОРВИ коронавирус SARS-COV-2 — один из рекордсменов по инкубационному периоду, что наталкивает на разные мысли о его происхождении. Теперь инкубационный период сократился. Раньше многие пациенты «зависали» в тяжёлом состоянии из-за того, что они очень долго болели, и их иммунная система не справлялась. Теперь это всё происходит быстрее. Лучше это или хуже — покажет время.

«Антипрививочников изолировать в 24 часа»

— Одна из моих любимых тем — про антипрививочников. Я читала, что вы предлагали жёсткие меры, в числе которых ограничить продажу билетов, например. Практика показывает, что некоторых людей за год не убедили даже в существовании коронавируса как какой-то опасной болезни. Что делать-то?

— Я не предлагал, я предупреждал, что может быть введено, какие ограничения. Есть же известные медицинские данные о том, что хорошо помогает. Во-первых, маски. Два человека сидят в одном помещении, один из них больной, второй нет. Какова вероятность заразиться второму? Если они оба без масок, то почти 100%, если оденет маску здоровый — 70%, что он заразится. Если наденет маску больной — 5%, а если оба — 1,5%.

 

Вакцинация известна человечеству несколько веков. Первой в России привила своих любимых внуков Екатерина II. Оспа была бичом того времени, прошло примерно 250 лет. Поэтому, когда говорят, что это новая малопроверенная технология — это очень странно.

Если вы обратите внимание на Бурятию, то там процент вакцинированных по открытым данным меньше, чем у нас, а эпидемическая ситуация намного хуже. То есть агитационная компания в Забайкальском крае благодаря и журналистскому сообществу, и минздраву, и профессорско-преподавательскому составу ЧГМА проведена лучше, чем в других регионах, и это уже сейчас спасает жизни.

Теперь что касается антипрививочников. Там абсолютно разные ситуации. Люди не вакцинируются, на мой взгляд, по трём причинам. Первая — им просто лень записываться, куда-то идти: «Я лежу на диване, мне не охота напрягаться. Тем более, я молодой и вряд ли я умру». Вторая причина — страх. Люди боятся чего-то неведомого им о побочных эффектах вакцинации. Третий момент, на мой взгляд, — это потому что люди часто настроены оппозиционно в пику официальной линии.

К сожалению, у меня всё больше есть основания подозревать, что на самом деле среди антипрививочников есть люди, которые не проживают ни в Забайкальском крае, ни даже в России, а проживают где-нибудь в странах ближнего и дальнего зарубежья, которые пытаются тем самым нанести ущерб нашей национальной безопасности. Я надеюсь, что это отслеживается и что эту проблему можно решить достаточно быстро.

— Слушайте, ну когда ФСБ включается в такое, становится страшно даже мнение своё высказывать, если оно не совпадает в официальным.

— На самом деле никто не говорит о принудительной вакцинации, постоянно идёт какая-то игра слов. Принудительная — это когда человека поймали, привязали и что-то вкололи. А если ему говорят: можешь вакцинироваться, а можешь нет, но тогда тебе не продадут билет, ты не попадёшь на плановую медпомощь, не выйдешь на работу — это выбор.

Человек же имеет право: он либо вакцинируется, либо идёт на самоизоляцию или в отпуск.

Понимаете, дело в том, что человек, который сейчас не вакцинирован — это человек, представляющий опасность для окружающих. Люди на последних днях инкубационного периода не чувствуют никаких симптомов, при этом они являются активными вирусовыделителями.

Как справились израильтяне: они ввели по сути ковидные зелёные паспорта, по которым можно посещать мероприятия, больницы, ходить на работу и т. д. Человек может не прививаться, но тогда он должен представлять ПЦР-мазок каждые 3 дня. По сути, у медработников моностационаров после вакцинации уже с прошлого года то же самое — привитые освобождаются от еженедельной обязательной сдачи мазка.

Ещё один момент. Многие говорят: «как же так, нарушение прав человека!» Ничего подобного! В Конституции в 55-56 статьях написано, что при угрозе жизни и здоровью граждан, а также национальной безопасности права и свободы человека могут быть ограничены. А это как раз, по-моему, тот случай. Это прямая угроза жизни и здоровью граждан, а также национальной безопасности нашей страны.

Антипрививочников я бы тоже классифицировал: некоторые [выступают против вакцинирования] по явному недомыслию. Они не понимают, что говорят. Вторые — есть такой термин в юриспруденции — добросовестно заблуждаются. Они хотят сделать, как лучше и считают, что они правы, но при этом толкуют научные сведения неправильно. Наконец, третьи умышленно дают негативную информацию с целью нанести ущерб безопасности страны. Так вот третьих нужно в 24 часа изолировать от общества, если они доступы. Соответственно СМИ должны контролировать это, а компетентные органы должны контролировать СМИ.

— Это цензура!

— Конечно. Я за цензуру.

— Опасненько.

— Но я говорю про тех, кто заведомо даёт недостоверную информацию с целью нанести ущерб стране, жизни и здоровью граждан.

Зелёных детей не будет

— Мне в ответ на пост о том, что я поставила прививку, прилетело соболезнование в том, что я изменила свой генетический код. Вакцина против коронавируса способна ли воздействовать на человека на генном уровне?

— Нет, изменить генетический набор уже родившегося человека невозможно.

— У привитых женщины или мужчины не родятся дети с зелёными ушами?

— Точно. Если их зелёнкой не обработать (смеётся).

— Но вот даже среди медиков есть те, кто говорит, что вакцинироваться не нужно.

— Видите, не все же медики хорошо в этом разбираются, но все медики — отражение того общества, в котором они живут. Есть те, кто выступает против вакцинации, есть те, кто за.

Вчера про это мне прислали хорошую смс-ку: «Те, кто считает, что вакцина изменит их ДНК, должны рассматривать это как шанс».

— Вы сами когда вакцинировались?

— 12 октября 2020 года, я был в первой партии в регионе.

— Волновались?

— Нет. Каждый человек, включая вас, в жизни вакцинировался десятки раз. Можете левое плечо посмотреть, там есть отметка о БЦЖ. Если считаете, что вас чипировали, то вас чипировали в роддоме. Кто-нибудь, покажите мне этот чип.

Такой пример приведу: в 1989 году мы от нашего вуза в составе стройотряда поехали строить БАМ. Если ты трижды не вакцинировался от клещевого энцефалита, тебя в стройотряд не пускали. Это принудительная вакцинация? Ну не езди на БАМ, сиди на даче, езжай в «Артек».

— Как чувствовали себя после вакцинации?

— Гораздо лучше переносят вакцинацию люди старшей возрастной группы. Чем ты старее, тем легче переносишь. Я был второй по возрасту в первой партии. В течение 2 дней вечером у меня была зябкость в конечностях, вот и все симптомы.

Если люди бурно переносят, то это, скорее всего, отметка о том, что они молоды, у них богатый гормональный потенциал и хорошая адаптивность организма.

У нас сейчас 3 вакцины: «Гам-Ковид-Вак», «Эпи-Вак-Корона» и «Ковивак», человек может выбирать. Единственное, что не все из них одинаково доступны и человек должен будет оставить заявку. На самом деле всё очень подробно расписано на сайте минздрава Забайкалья http://chitazdrav.ru.

Вакцины друг от друга отличаются, они сделаны по принципиально разным технологиям. Я, кстати, за то, чтобы людям были доступны и иностранные вакцины. Почему бы и нет, если человек может себе это позволить.

«Гам-Ковид-Вак», которую все знают под названием «Спутник V» — это так называемая векторная вакцина. Она была зарегистрирована раньше всего, в настоящее время более 30 миллионов человек получили эту вакцину. Она сделана на основе двух аденовирусов, с которыми человек сталкивался в течение жизни. В аденовирус вставили белок S.

В инструкции было написано, что эффективность этой вакцины составляет 92%, министр Мурашко недавно сказал, что 96%. На самом деле считается, что 90% — это уже хорошо. То есть, если опираться на процент Мурашко, у 4% тех, кому проводилась вакцинация, она будет неэффективной. Прививку сделали, но защиту не получили. Это минус. Основная причина — если человек недавно переболел этим же вариантом аденовируса, к аденовирусу есть антитела и иммунная система вакцину просто сразу «выбрасывает» из организма вместе с белком S.

«Эпи-Вак-Корона» — полностью пептидная вакцина, то есть там нет никакого вируса. Это большинство лекарственных препаратов: витамин С, например. Есть в нём минус: антитела не всегда выявляются тест-системой. Не факт, что их нет, но она их не видит. У людей пожилого возраста рекомендуется проводить не 2, а 3 вакцины. Через 10 месяцев у привитых «Эпи-Вак-Короной» антитела практически не обнаруживаются.

Третья вакцина — это вакцина, созданная по старой, традиционной технологии. Взяли настоящий коронавирус от пациента Коммунарки, больницы № 40 Москвы, вирус кастрировали, и на его основе сделали вакцину. После вакцины «Ковивак» антитела вырабатываются не только к белку S, но и к другим белкам и компонентам коронавируса. «Коктейль» антител будет больше.

К сожалению, сейчас появляется информация, что того титра антител, который был после вакцинации относительно предыдущего уханьского или итальянского штамма, против Дельты, индийского, недостаточно. Эффективность меньше. Поэтому людям, которые переболели в прошлом году, даже если переболели в тяжёлой форме, сейчас наверняка всем нужно срочно вакцинироваться. Потому что регистрируются случаи повторного заболевания как в Москве, так и у нас в Забайкалье.

«Переболевшим в 2020-м нужно срочно вакцинироваться»

— Часто у нас повторно заболевают?

— Нет, это редкие случаи. Но заболеваемость после вакцинации нужно чётко разграничивать. Есть люди, которые заболели через 3-5 дней после неё. Ну понятно же, что они вакцинировались уже в инкубационном периоде.

Мощный антительный ответ формируется только через 42 дня после первого компонента.

Или кто-то вакцинировался и заболел через 3 месяца. А сдавал ли он тест на антитела? Не попал ли он в те 4%, у которых антитела не выработались?

— Какие действия сейчас нужно предпринять руководству края, чтобы помочь медикам?

— Нужно действовать непопулярно. На мой взгляд реаниматолога «красной зоны» нам пора вводить тотальный локдаун в регионе. Нужен полный запрет всех массовых мероприятий. В Москве вводятся рестораны для вакцинированных, следующим шагом, наверное, будет закрытие ресторанов для невакцинированных. Нам нужно идти по тому же пути, очень непопулярному — закрывать кафе и рестораны.

Все невакцинированные люди старше 65 лет должны уйти на самоизоляцию.

Я могу, если хотите, нарисовать апокалиптический сценарий того, какой будет Индия у нас.

У нас, конечно, трупы людей не будут сжигать на площади Ленина или в парке ОДОРА, но, если будет очень много трупов, их будут закапывать в том числе и экскаватором в траншеи, в черных мешках, без гробов. Медицинская помощь в том смысле, в котором мы это понимаем, перестанет существовать. То есть попасть в больницу будет просто невозможно подавляющему большинству людей. Больницы будут продолжать работать, но на въезде будет стоять БТР с пулемётом и люди в камуфляжах, которые будут пускать, наверное, только детей и беременных женщин.

Не будет той помощи, к которой привыкли. Представьте, что вы звоните в скорую помощь, а вам говорят: «Все машины выехали, не ждите».

— Так это сценарий осени прошлого года в части ожидания помощи.

— Потому что у нас конечное количество скорых и конечное количество медработников. И мест в больницах. И кислорода, лекарственных препаратов. Поэтому, когда мало коек, нужно вводить локдаун. Причём если мы его введём сейчас, волна ещё полторы-две недели будет ползти.

Очень многие люди, с которыми мы работали и которые перенесли заболевание, остались инвалидами, у них снизилось качество жизни. К сожалению, не все из них проживут год, потому что они перенесли критическое состояние. Критическое состояние — это как раз «одной ногой на том свете», такое никогда не проходит без последствий.

В особенности люди старшего возраста 80+, у них летальность сразу 15%.

Мы привыкли, что коронавирус поражает лёгкие, но доказанный факт, что он поражает в том числе центральную нервную систему и структуры мозга, которые отвечают за обоняние, за вкус, за память, за волю и за эмоции. Очень необычное сочетание.

Каковы могут быть последствия через 5-7 лет?

Юлия Скорнякова 23.06.2021
Читайте также
Комментарии