Источник Zabnews.ru

ЕГЭ – даже взрослому страшно

Ужас и страх выпускников российских школ, именуемый тремя буквами – ЕГЭ, уже не за горами. Предметы определены ещё по осени, и вроде ребята уже заранее знают, к чему готовиться. Но чем меньше остаётся времени до дня «Х», тем сильнее волнение и переживания. Да ещё и родители масло в огонь подливают, дескать, если не сдашь, считай, проворонил билет в будущее. Понятно, что мамы и папы не хотят навредить своим чадам, они, сдававшие очные экзамены, жертвы мифов, которыми год от года обрастает единый госэкзамен. И для того, чтобы хоть немного развеять опасения и страхи родителей, корреспондент ZabNews решился на эксперимент.

 Показательное ЕГЭ для родителей проводится уже не первый год. День его написания и школьный предмет – едины для всей страны. В 2020 году эта дата выпала на 28 февраля, предмет – история. Тут сразу стоит оговориться, ЕГЭ в 11 классе я сдавала. Тогда это был всего пятый год существования системы и несмотря на то, что 5 лет – всё-таки срок, было очень много непонятного. Причём и нам, как школьникам, и педагогам. Ни камер, ни рамок-металлоискателей, ни наблюдения извне – ничего подобного не было. Но всё равно было очень страшно и тревожно. Чем дальше, тем больше изменений претерпела система, со стороны становясь всё более тяжёлой и неповоротливой. А как изнутри?

 Ночь перед экзаменом

 

 Предложение сдать родительский ЕГЭ приходит от пресс-службы краевого министерства образования. Недолго думая, соглашаюсь, уже представляя ужасы, которые можно будет потом рассказать читателям. И выбрасываю из головы это мероприятие, оставив пометку в ежедневнике. Вспоминаю о ЕГЭ за несколько дней до самой процедуры. Начинаю немного нервничать, но подготовиться всё равно не успеваю. В ночь перед экзаменом ложусь поздно, прикидываю и прокручиваю в голове вопросы, которые могут быть – мысленно экзаменую себя. Не знаю ответ? Гугл в помощь. И это при том, что провал, по факту, мне ничем не грозит. Разве что только личным порицанием себя неразумной. На кону не стоит поступление в престижный вуз. На этом моменте уже жалею школьников – сколько бы ни учил, всё равно страшно, а нервы, как говорится, не казённые.

Большой брат следит за тобой

 

На следующий день иду в школу на экзамен. Чем ближе, тем волнительнее. Главное не забыть паспорт и чёрную гелиевую ручку – без них никак. В самом помещении школы меня встречают приветливые и улыбчивые учителя и рамка металоискателя. Если честно, когда читала про различные нововведения при сдаче ЕГЭ, думала, что пропускать школьников через металлодетектор – придумка какого-то злодея. Зачем так издеваться над и так нервными детьми? Однако на деле оказалось, что этого предмета дополнительного контроля ты просто не замечаешь – мысли совсем о другом. Как не смутило и наличие камеры, о которой узнали только после того, как присутствующий в аудитории министр образования Забайкалья Андрей Томских предупредил об этом и показал в дальний угол. Этот факт принимается, но практически тут же забывается. Как я уже говорила выше, думаешь о совершенно других вещах, а не о том, что «большой брат следит за тобой». Хотя опять же допускаю, что всё описанное выше справедливо для тех, кто не собирается списывать или прятать какие-то гаджеты.

Фото Анатолий Мишаков/Чита.ру

 Я знаю только то, что ничего не знаю

 

Однако есть моменты, которые действительно вызывают неподдельное волнение. Начинается экзамен с того, что педагог выступает с приветственным словом, рассказывая, что же дальше будет ожидать сдающих. Процедура эта, безусловно, необходима, но от того, что время тянется в час по чайной ложке сидишь и думаешь: «Боже, дайте мне уже этот тест, не откладывайте казнь». Но поделать с этим ты ничего не можешь и просто ждёшь, когда уже начнётся основное действо, изводя себя. После этого достают диск. Да, вы не ослышались – это раньше задания приходили в конвертах, теперь все вопросы хранятся на диске, упаковка которого перевита различными государственными символами и знаками. Вскрыть её заранее, наверное, можно (всяких умельцев хватает), но явно очень непросто. После того, как диск извлекают из упаковки, задания распечатывают на принтере, который стоит в аудитории прямо перед учениками.

Фото Анатолий Мишаков/Чита.ру

 После задания раздают экзаменуемым, и педагог зачитывает с листа порядок действий. И дело не в том, что человек не знает, как объяснить собравшимся дальнейший алгоритм – текст утверждён на федеральном уровне во избежание инаковости толкования. И вот под чёткие официальные указания ты заполняешь форму – ни шага влево, ни шага вправо, ни одной буквы непечатным шрифтом. Во-первых, когда официоз направлен на тебя, чувствуешь, как на плече сжимается суровая рука ответственности, во-вторых, страшно ошибиться, поставить лишнюю закорючку, чтобы не испортить бланк. Это, пожалуй, один из самых нервозных моментов – всё может полететь в тар-тарары не из-за пробелов в знаниях, а просто из-за невнимательности.

Фото Анатолий Мишаков/Чита.ру

 Инструктаж пройден, форма заполнена, переходим к выполнению заданий. Тесты, которые выдали в тот день родителям, максимально приближены к тем, которые выполняют дети. Разве что вопросов меньше из-за ограниченности во времени – мы писали 50 минут, дети – 3 часа и более. Впечатление от вопросов… в целом, ничего страшного. Если даже школьник не готовится с репетиторами, а просто присутствует на занятиях, слушая педагога, сдать минимум на «тройку» вполне реально. В остальном, важно понимать, какое событие примерно в какое время происходило, и кто там мог участвовать. Ну а дальше логика, основывающаяся на знаниях. В принципе, ожидания были страшнее, но признаю, были моменты, когда думала: «Блин, ну почему я вот про это не прочитала в единственную ночь подготовки». Чёрт оказался не так страшен, как его малюют. Больше вымотало ожидание и сомнение в своих силах. Но ещё раз повторюсь, это при условии, что моя дальнейшая жизнь от этого не зависит.

 

«Не говори мне, что мне делать, и я не скажу...»

 

 А теперь просто на секунду попробуем представить себя на месте школьника, которому предстоит экзамен. С одной стороны, ты постоянно погружён в эти предметы – так или иначе, но что-то ты по ним знаешь. С другой стороны, сдавать приходится несколько дисциплин. И не важно, сколько вы будете при этом знать, чувство собственной тупости и неготовности всё равно останется. Но это – полбеды. О последствиях несдачи экзаменов начинают говорить учителя, подхватывают родители. Понятно, что никто из них не хочет плохого, но, как известно, действие рождает противодействие.

Как пример, вы работаете, скажем, в офисе. Есть отчёт, который нужно сдать, но не сегодня, а через несколько месяцев, но готовиться надо уже сейчас. Вы начинаете изучать документы, но ваш босс как будто этого не замечает и дня не проходит без зуда: «ну что, готов сдавать?», «смотри, не сдашь, уволю с такой рекомендацией, что больше никуда не возьмут». И так каждый день по несколько раз. И объяснять, что вы сдадите этот чёртов отчёт бессмысленно, вам не верят. Вы, конечно, можете сменить работу, потому что начальник не молодец, а вот ребёнок не может встать и выйти. Но чем отличается ваша ситуация от сдачи ЕГЭ? Закономерный вопрос, который задаст мне родитель, а что же тогда делать, вообще никак не напоминать? Но напоминание напоминанию рознь – не топите вашего ребёнка, поддержите его. А ещё лучше попробуйте сесть с ним за «школьную парту», ведь раньше образование было ого-го, не так ли? Обсудите с ним литературу, узнайте, что он думает о том или ином историческом событии (кстати, один из вопросов ЕГЭ для родителей был про развал СССР), дайте вашему чаду порассуждать. Так он сможет укрепить знания, а вы ещё больше сблизитесь со своим ребёнком.

 

Анета Абрамченко 18.03.2020
Читайте также
Комментарии