Связь с редакцией
Пожалуйста, оставьте настоящие данные, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить информацию. При необходимости мы гарантируем вам анонимность.
14 апреля 2024, 00:27
14 апр.
В Чите:+5°C
$ 93.44
€ 99.73
¥ 12.87

«От буквы «ы» армяне шарахаются». Разговор с главой армянской диаспоры в Забайкалье Арутюном Атояном

Валентин Олейников
26 марта в 15:00

Арутюн Атоян — один из самых энергичных общественных деятелей нашего региона. Он — глава армянской общины Читы и является помощником председателя заксобрания Юрия Кона. В 2022 году под его руководством был создан уникальный культурно-образовательный центр армянской диаспоры. Мы поговорили с Арутюном о работе центра, о сложном армянском языке, а также о войне в Нагорном Карабахе, которая коренным образом повлияла на его деятельность.

— Когда вы возглавили армянскую диаспору в Забайкалье?

— В 2018 году. Я был не один, нас было несколько активных молодых людей. Старшее поколение нас заметило и предложило официально стать общиной. Почему бы и нет?

— Члены армянской диаспоры Забайкалья, с которыми нам довелось общаться, высоко оценивают вашу работу. Складывается впечатление, что вы каким-то кардинальным образом изменили направление деятельности диаспоры. Как вы оцениваете работу общины до вашего прихода?

— Я могу сказать, что тогда им было труднее. Соцсети не были так активны, донести до людей информацию было намного сложнее. Что-то у них было лучше, что-то хуже. В одностороннем порядке сейчас пытаться как-то их дискредитировать будет некорректно, неправильно. Я могу лишь сказать, что многие из прежнего состава общины до сих пор нас поддерживают, дают очень много мудрых советов.

— Когда вы возглавили диаспору, что в первую очередь вам хотелось улучшить в её работе?

— Если откровенно, то моя деятельность делится на два этапа: до войны в Нагорном Карабахе и после. До войны, когда не было никаких моральных травм от случившегося, мы занимались развлекательной деятельностью, творчеством — концерты, поэтические вечера. А когда случилась война, то пришлось резко вырасти. Стало понятно, что нужно снимать «розовые очки» и заниматься образованием.

Понимаете, многие народы в России сложно интегрируются. У нас — наоборот. Армяне начинают забывать свою культуру, новое поколение уже тяжело говорит на армянском. Я понял, что нужно сделать что-то более фундаментальное и экзистенциальное, что позволит не потерять язык, историю и идеологию. Поэтому решено было открыть культурный центр.

У нас задача какая? Быть своими в России, а мы и есть свои — у нас общая история и общие герои. И при этом сохранить армянскую культуру. И привязка не столько к Республике Армения, сколько к культуре и национальной составляющей. Армяне живут в России уже около тысячи лет.

— Поговорим подробнее о центре. Он открылся в январе 2022 года. Расскажите, что собой представляет центр структурно?

— В нём разные секции: история, язык, танцы, фольклор. Ещё мы решили добавить спорт. Например, у нас ведутся две группы по рукопашному бою. Шахматы добавили, потому что это полезно и престижно. В основном именно на шахматах и на рукопашном бое у нас и занимаются дети разных национальностей. Мы понимаем, что не каждому интересен армянский язык или танцы. Но у нас есть в старшей группе русские ребята, которые ходят на армянский язык. Очень много ребят из смешанных семей.

Я могу сказать про моего любимчика, это Ярослав Ревнивцев. Мама у него армянка, а папа — русский. Я в шутку говорю, что он будущий посол России в Армении. Он очень хочет выучить армянский язык. Ходит на рукопашный, выступает на спектаклях. Мне импонирует его желание быть своим и там, и там.

— Почему дети и юноши изъявляют желание пойти на рукопашный бой или шахматы — вполне понятно, это на поверхности. А чем замотивированы те, кто приходит изучать армянский язык? Это же довольно сложно.

— Скажу честно, без романтизма. Маленьких детей чаще всего отправляют родители. Маленькому ребёнку ещё не понятно, что ему делать в этом мире, он ещё не сформировался. Ребёнок смотрит мультики на русском, ходит в русский детский сад, поэтому армянский язык становится чужим. Если только дома не говорят по-армянски. Часто родители пренебрегают этим, либо всё время на работе находятся. Ребёнок не получает достаточного количества армянского, чтобы хотя бы понимать его.

Поэтому до подросткового возраста дети ходят потому, что, во-первых, родители сказали, а во-вторых — наш хитрый ход с «двумя зайцами». У нас перед каждым занятием рукопашным боем 40 минут армянского языка. И после занятий танцевального ансамбля дети идут на курсы армянского.

— На ваш взгляд, насколько сложно изучать армянский язык с нуля?

— Очень. Армянский язык сложный для русского уха, потому что у нас есть некоторые звуки, которых нет в русском языке. Так же, например, в русском есть буква «ы», от которой шарахаются армяне, и от мягкого знака (смеётся). Знаете, есть такая шутка. На Кавказе учитель говорит ученикам: запомните, дети, «сол» пишется с мягким знаком!

— Сколько примерно времени нужно для обучения армянскому языку?

— Я считаю, что ставить рамки в этом плане бесполезно. Одно дело, когда весь мир изучает английский, и уже давно всё изучено, обработано и понятно. Преподавание же армянского языка русскоговорящему ещё на пути того, чтобы понять, как лучше. Чем дольше, тем лучше. Наверное, лет через 5 я смогу вам ответить на этот вопрос точнее.

Кроме того, у нас бывает ротация. У нас проблемы с кадрами, не везде найдёшь армянских учителей. Не так много армян в Забайкальском крае для того, чтобы обеспечивать центр наш. Но терпение и труд всё перетрут.

Добавлю, что армянский язык входит в группу индоевропейских языков. То есть глобально отличия не такие, как у русского и китайского. Армянский намного легче. Но всё равно, как говорят учёные, индоевропейские языки отдалились 6 тысяч лет назад.

— Если в центре есть изучение армянского языка, то как насчёт армянской литературы, живописи, кинематографа?

— Насчёт кинематографа… Сложный вопрос. Нужны кадры, учителя. Нужен проект. Мы же просмотр мультиков не можем назвать кинематографом.

— Почему нет?

— Ну тогда… Мы показываем армянские мультфильмы через проектор на курсах армянского языка.

Мы бы хотели здесь преподавать дудук — самый известный армянский инструмент, который звучал ещё в фильме «Гладиатор», если помните.

— Сейчас он также звучит и во второй «Дюне», от того же композитора.

— Там тоже, да? Надо посмотреть. Кстати, дудуком его назвали русские, от слова «дудка».

— А по-армянски как?

— Ну я сейчас скажу, но вряд ли у вас получится повторить. Ծիրանափող.

—  А что это значит?

— Слово объясняет состав дудка. Что он сделан из абрикосового дерева. Настоящий дудук должен быть сделан из абрикосового дерева.

— Красиво. А литература? Ведь для изучения языка литература необходима.

— У нас преподавание языка очень смешанное. Ребёнку дают что-то из истории, что-то из литературы. Дети учат стихи на армянском. Это, скорее, курсы армяноведения, нежели армянского языка. Практика показала, что преподавание языка без чего-то развлекательного не срабатывает. И потом, у нас идёт преподавание языка через песни, фольклор.

— Какие планы у культурно-образовательного центра армянской диаспоры?

— Хочется видеть 150 учеников. Хочется, чтобы дети из наших ансамблей и секций, в том числе будущих, выступали на всех известных сценах Забайкальского края. И так приглашают, но пока далеко не тот уровень, который я хотел бы видеть. Могу сказать, что в России, не считая мегаполисов, мало у каких армянских общин есть центр такого размера.

Конечно, в будущем хотелось бы иметь свою маленькую церковь, часовню здесь. Переехать из данного культурного центра на небольшой участок с парком, с часовней, со зданием для культурного центра.

Мне кажется, чтобы лучше сохранить какую бы то ни было культуру, нужна связка религии с национальной идентичностью. Именно церковь сохранила армянский язык, создала армянский алфавит в 404 году и многое из литературы. Неважно — верующий человек или нет, он должен ценить это как часть истории, которая даёт образование и культуру.

Увидели опечатку в тексте? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также: