Связь с редакцией
Пожалуйста, оставьте настоящие данные, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить информацию. При необходимости мы гарантируем вам анонимность.
23 апреля 2024, 13:47
23 апр.
В Чите:+8°C
$ 93.25
€ 99.36
¥ 12.85

Удар на опережение: Как проходят противопожарные рейды

Даниил Батеев
25 марта в 17:00

В России довольно известна присказка о том, что в нашей стране две беды — дураки и дороги. Но если адаптировать присказку на реалии Забайкалья, то в нашем крае две основные беды — это собаки и пожары. Если сомневаетесь, то лента нашего сайта вам в помощь, достаточно её полистать.

И с первым, и со вторым в Забайкалье идёт постоянная борьба. К примеру, тех же собак отлавливают, а против пожаров и их зачинщиков проводят профилактические рейды. На одном из таких рейдов мне на днях удалось побывать 23 марта, о чём я вам и расскажу во всех возможных подробностях.

Для начала, что же такое противопожарный профилактический рейд? Если говорить более официально, то это проверка, главная цель которой снижение числа пожаров, доведение до граждан правил пожарной безопасности, а также в случае обнаружения возгорания, нахождение и привлечение к ответственности виновных лиц. А также просвещение населения о правилах противопожарной безопасности.

Такие рейды проводятся регулярно на выходных. Работники пожарной охраны садятся с утра в служебные машины и до самого вечера патрулируют выделенные им район. Тут главное — предупредить распространение огня. Ударить на опережение. Возможно, за весь выезд вы не найдёте и одной искорки огня. Тем лучше. Но если вы засечёте языки пламени, то сможете предотвратить множество несчастий. Но ближе к делу.

Перед тем как отправиться в рейд, я приехал к месту сбора, к управление надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Забайкальскому краю. Если кто не знал, в Чите оно находится по адресу улица Красной звезды, 74а. Начало дня выдалось солнечным, а погода ветреной и холодной, в противоположность к тому теплу, которое стояло практически весь месяц до этого.

У главного входа начался инструктаж. Где-то человек 20 выстроилось в шеренгу.Сам инструктаж проводит заместитель начальника УНДиПР ГУ МЧС России по Забайкальскому краю Артём Чулков. Невысокий деловой человек с погонами и с каракулевой шапкой на голове. В руках у него планшет с бумагами. Сам я стою немного в стороне и из-за ветра полностью его речь расслышать не смог, но основной нарратив понятен. Пожароопасный период. Недавний пожар, который случился в Читинском районе 9 дней назад. А также по делу: проехать по своим районам и в случае чего найти и сообщить о пожарах, возникновение которых в этот день особо вероятно из-за штормового предупреждения. 

Вот он заканчивает говорить с пожарными, завершает свой мини-брифинг и мы обступаем его. Под «мы» я имею ввиду себя и своих коллег журналистов. Тут же Чулкову идёт основной вопрос, его просят дать комментарий по обстановке в крае. Он как есть и отвечает, что на момент 23 марта в Забайкалье зафиксировано 230 ландшафтных пожаров, 15 лесных. К ответственности уже привлекли 8 человек, виновных в разжигании пожара, из них четверо — дети.

Мои коллеги, засняв всё, что им нужно, покидают часть. Я же иду к служебным машинам. Меня распределяют в алую служебную иномарку с характерными звёздами МЧС на дверцах машины. Залезаю внутрь. В салоне тесновато. На мою компанию тут не рассчитывали. Не считая меня, в машине сидит 4 человека. Трое — непосредственные работники ведомства. Четвёртый — доброволец.

Мы выезжаем. Сегодня я сопровождаю группу, которая будет патрулировать Черновский район Читы. Выезжаем на трассу. Я выглядываю в окно, и тут всё как на подбор. Дачные кооперативы, одинокие домики и поля сухой травы. Не придумаешь места лучше для возникновения пожара. То тут, то там в грязно-жёлтых оттенках полей видны чёрные пятна. Жгли траву. Что характерно, таких мест немало. На пути встречаются регулярно.

Меж тем мои спутники спокойны. Они говорят, что с утра пожаров или какой-либо активности обычно нет. По словам старшего, что сидит за рулём, сейчас мы сидим, катаемся и тупим. Так сказать, выжидаем. Он даже сомневается, стоило ли мне вообще с ними ехать. Ничего серьёзного вроде не предвидится. 

И вроде даже справедливо. Буквально за день до моего выезда в городе и за ним прошёл снег. Причём очень так неплохо, несмотря на конец марта. В городе он лежит и таить в ближайшие часы не собирается. Что на самом деле в пожарном деле хорошо. Ещё на инструктаже, когда пожарные общались между собой, они говорили, что снег придавит траву, а если и растает, то намочит её, пропитает влагой. Но чем дальше мы едем, тем больше я в этом сомневаюсь. За пределами Читы, в полях снега, как и не бывало. Всё-таки несмотря на эту небольшую «снежную аномалию» март выдался тёплым. И тут, в степи весь снег уже растаял.

Небольшая остановка. Мы выходим. Пройтись, размять ноги и перекурить. Я спрашиваю:

«Какой примерно процент от общего числа пожаров, составляют возгорания, возникшие по естественным, природным причинам?» 

Мне отвечают: «Исходя из опыта, абсолютное большинство всех пожаров происходит из-за людей. Есть, наверное, какой-то процент природных, но он очень маленький».

Снова садимся в машину. Снова едем. Сзади в багажнике, в баке с водой бултыхается вода. Складывается впечатление, что день сегодня и правда будет «безветренным». Но тут сообщение по рации. Замечен дым недалеко от Читинского аэропорта. Мы едем туда.

Сквозь неудобные проезды и неровные дороги мы движемся к цели. В окно салона я вижу дым. Стоит столбом. Возгорание произошло возле озера Швейка. Что сказать, удачное место для появления огня. Само озеро — небольшой водоём, примерно километра два в длину, покрытый подтаявшим льдом. На наших глазах какой-то любитель «поздне-зимней» рыбалки выезжает прямо на середину озера.

Мы на месте. Заросли кустарников. Между ними огонь. Слышится треск травы. Этот ландшафтный. Мы выходим. Пожарная бригада аэропорта уже на месте. Именно они первыми заметили дым и первыми же приехали. 

Я со своими спутниками выхожу из машины. Они обходят территорию. Поблёклая трава на глазах превращается в золу. Огонь разошёлся на гектара 3-4. Машина бригады стоит тут же, недалеко. Доброволец, который был со мной в машине, уже в полном обмундировании отправляется на борьбу с огнём.

Невдалеке, метров 300-400, на возвышении видны жилые дома. Я хожу вокруг, снимаю и фиксирую работу огнеборцев. Как я говорил, пожар случился недалеко от аэропорта, считай почти на выезде из города, и в полноценную опасную для жизни людей проблему, у огня не было шансов перерасти. Но, тем не менее, кто знает, что было бы, если бы огонь заметили позже, чем случилось в итоге.

Фото: Даниил Батеев/ИА ZabNews

Мои спутники тоже на страже. Фиксируют произошедшее, снимают, оценивают ситуацию. Сейчас сложно сказать, откуда пошёл огонь. Свидетелей поблизости нет. А жители домов вряд ли могли кого-то увидеть. С этим разбираться будут позже. Сейчас важно устранить огонь. Немного времени прошло, прежде чем пожарные затушили последние языки горящей травы. Я даже не успел замёрзнуть. 

Уставшие огнеборцы идут к машине. Мой спутник, доброволец, выливает на землю остатки воды. Мы готовимся уезжать. Пожар зафиксирован и ликвидирован. Огонь побороли. Обо всём отчитались. Мы уезжаем. Всё, что было необходимо, я увидел. Спустя некоторое время меня высаживают в городе. Мы прощаемся, и мои спутники идут дальше нести свою службу.

Выездной рейд — дело в некоторой степени рутинное и скучное, но очень необходимое. Ведь именно такая монотонная в некотором смысле работа, оберегает людей и их дома от нападок огня.

Увидели опечатку в тексте? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также: