Источник Zabnews.ru

Как стать депутатом без денег и связей. Игорь Макаров о работе в школе и заксобрании Забайкалья

Анастасия Забелина
09 февраля 2022 г., 09:06

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Игорь Макаров, учитель читинской школы №2, а по совместительству самый молодой и самый бедный депутат Законодательного собрания Забайкальского края. Работает в парламенте, как и большинство народных избранников, на общественных началах. Недавно он хотел попасть на оплачиваемую работу в комитет по налоговой и бюджетной политике, но большинство коллег его не поддержали. Пожалуй, это всё, что знают читатели о молодом депутате. Мы с Игорем знакомы со времён учёбы в университете. Я решила встретиться с ним и узнать, как стать депутатом в 22 года, при этом зарабатывая 8 тысяч рублей в год. Разговаривать будем в школе, на его рабочем месте. Захожу и не сразу признаю старого приятеля.

– Бороду отрастил?

– Да, чтобы с детьми не путали.

– Давно замдиректора по безопасности стал?

– Вот с декабря. Знаешь, что я за сегодня сделал?

– Что?

*Показывает три электронные сигареты*

– Ого, сейчас большая проблема в школе с этим?

– Да, каждый день отбираю. Потом складываю в большую коробочку. Вот телефон ещё сегодня нашёл.

– Детский?

– Не знаю, он не включается. Но он был в школе. А зарядки ни у кого из учителей такой нет. И кошелёк нашёл детский.

– Так здесь вообще обогатиться можно?

– Да, конечно. 25 рублей мелочью. Будем искать потеряшек. Вот такая у меня работа. В камеры всякие смотрю, слежу за порядком.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Сцена 1. О жизни до депутатского мандата и становлении учителя

– Давай пробежимся по твоей биографии. Чтобы понять, кто ты, откуда, чем занимаешься. Тебе сейчас 26 лет? (Разговор состоялся 18 января, – ред.)

– Почти, 26 января день рождения будет. Родился и вырос в Чите. Папа у меня машинист, в локомотивном депо работает, на тепловозе ездит. А мама домохозяйка. Учился я в 43 школе, это на Пожарке. Потом поступил в ЗабГУ. Сначала на гидрометеоролога, потом решил перевестись на факультет естественных наук. Там учился на педагога по двум профилям – ОБЖ и география. Закончил в 2020 году и поступил сразу на магистратуру по специальности «Безопасность в общеобразовательных учреждениях и техносфере». В этом году я ещё заочно поступил на юрфак, на второе высшее. В 2019 году пришёл в школу №2 работать старшим вожатым. Потом уволился учитель ОБЖ, я встал на его место. Через год я дополнительно стал педагогом-организатором. Ещё через год – заместителем директора по безопасности. В прошлом году мне дали класс 5 «Б», сейчас он уже 6 «Б».

– Значит ты ещё и классный руководитель?

– Да. Ещё у меня кружок юных спасателей. Занимаемся с малышами, пятиклассниками, по пожарно-прикладному искусству. Они у меня надевают ОЗК (общевойсковой защитный комплект, – ред.), противогазы, оказывают первую помощь. Девочка вот у меня недавно обожглась дома, вся в слезах. Мама говорит: «Давай скорую вызовем». Та ответила: «Ничего страшного, это ожог третьей степени, я всё вижу». Выезжаем с ребятами в лагерь, всё на нашем энтузиазме. Мы втроём занимались – я, прошлый безопасник и классная руководительница 6 «Г» класса.

– На энтузиазме. То есть вам не доплачивают за это?

– Мы доплачиваем, чтобы детей водить в походы. С родителей тоже сильно много денег брать неудобно. Собираем, например, по тысяче. Еду покупаем, ещё что-то. И всегда денег не хватает на фрукты, на вкусняшки. Поэтому мы ещё по тысяче скидываемся из своих и докупаем. Походы обычно дневные. Хотя в прошлом году мы ребят вывозили на два дня в лес, в лагерь школы безопасности. Учились скалолазанию, ориентированию, как разводить костры, добывать еду. Я так придумал – позвонил детям, сказал, что потерялся в лесу, сломал ногу, ищите меня. И они ходят по территории лагеря, ищут, оказывают первую помощь, несут обратно в лагерь. Условно несут, куда дети такого кабана потащат.

– А как началась твоя политическая деятельность?

– Со студенческого профсоюза. На первом курсе к нам пришли активисты, рассказали об этой организации, я вступил и стал профоргом своей группы. Потом председатель нашего профкома Наталья Сидоренко делегировала двух человек в молодёжный парламент Забайкальского края. Один вошёл в основной состав парламента, а я был просто, как на подхвате.

– Расскажи подробнее, что такое молодёжный парламент.

– Это точная копия Законодательного собрания Забайкальского края. Точно также можно свои инициативы предлагать, точно также есть свой председатель, заместители, комитеты. Есть заседания, они отчитываются. Например, ты активный человек. И решила, что надо бороться с тонировками на автомобилях. Посчитала, что если тонировок не будет на стёклах, то снизится процент ДТП. И ты предлагаешь такую поправку в законопроект. Её смотрят наши юристы заксобрания. И потом выносят на большое заседание. В прошлом году одна из инициатив молодёжного парламента проходила в заксобрание, её обсуждали взрослые дяденьки.

Сцена 2. О выборе партии и судьбоносном звонке

– А дальше ты попал в основной состав парламента?

– Потом заканчивался созыв у молодёжного парламента и у заксобрания. Я понял, что мне это интересно, что надо дальше как-то двигаться. Начал смотреть, какие партии у нас есть. Какие у них программы. И меня заинтересовала партия «Справедливая Россия». Я разделяю её позицию. Партия стремится к тому, чтобы улучшить жизнь обычных людей. Хотя, конечно, в любой партии так говорят. Но в СР как-то по-домашнему.

– В итоге вступил в партию. А депутатом как стал?

– Да, спустя какое-то время еду я на машине. Студент, денег нет, таксую. И тут звонок. Игорь, а ты бы хотел участвовать в выборах? Я спросил, что от меня надо. Документы и желание работать. Не как одномандатник идти, а по спискам. Посоветовался с родителями и в итоге пошёл, отнёс все документы. А человек, который меня пригласил, это Владимир Юрьевич Иванченко, председатель нашей фракции в заксобрании. Я начал ему во всём помогать. Как раз уже каникулы были, экзамены все сдал. Утро начиналось с того, что я ехал на его округ, раздавал газетки, общался с людьми, они говорили: «Ой, да ты молодой, да куда ты лезешь». И на выборах в этом округе в итоге мы набрали больше всего голосов. Владимир Юрьевич прошёл в как одномандатник. А я был вторым в списке и тоже прошёл в заксобрание.

Очень интересный опыт. Да ещё и округ у Владимира Юрьевича довольно сложный. Это избирательный округ №7: Магистральная, Аэропорт, Кадала, Рудник Кадала, Черновские, Зыково, Ивановка, ГРЭС.

– Так в 2018 году в 22 года ты стал депутатом Законодательного собрания Забайкальского края.

– Да, когда я пришёл в заксобрание, я был самым молодым депутатом в России. Я пришёл туда и пошёл ещё в молодёжный парламент. Сейчас я являюсь его заместителем председателя. Почему я решил так сделать. Потому что в прошлом созыве я видел, как сложно ребятам контактировать с депутатами. Они все занятые. А здесь вот он я. Если есть какая-то инициатива, я сразу иду и рассказываю про неё в заксобрании. То есть сократился этот путь.

– Проще стало в итоге работать в молодёжном парламенте?

– В связи с пандемией нам стало намного сложнее работать. Очень сложно. Проводим собрания только онлайн. Подключается пять человек, потому что большая часть ребят с районов. И не везде есть устойчивая связь, мобильный интернет.

Также Законодательное собрание делегировало меня в палату молодых законодателей при Совете Федераций. Это законодательный орган, в нём собраны молодые депутаты со всей России. Это очень хороший такой орган. Если нам с молодёжным парламентом что-то нужно, я могу в любой момент писать в нашу группу палаты молодых законодателей, попросить поделиться своим опытом. Они рассказывают, как у них в регионе что-то организовано.

– А в Москве вы собирались вместе?

– Да, три раза уже собирались, в последний раз правда было онлайн. И ты, как настоящий сенатор, сидишь в зале заседаний Совета Федераций. Проводят экскурсии, показывают круглые столы. Очень интересно.

фото из личного архива Игоря Макарова

Сцена 3. О работе в комитете и самых сложных решениях

– А в нашем Законодательном собрании ты состоишь в комитете по бюджетной и налоговой политике. Как ты туда попал и чем занимаешься?

– У всех депутатов есть выбор, в каком комитете они хотят работать. Я в первый раз же там. И я решил, что надо выбрать самый сложный комитет, чтобы больше было опыта. А комитет по бюджетной и налоговой политике один из самых сложных.

Так как я обычный член комитета, мы просто рассматриваем законопроекты, даём свой отзыв. Например, приходит кто-то из исполнительной власти и говорит: «Давайте поднимем зарплату бюджетникам. Мы заложили столько-то денег, столько-то у нас останется». И заксобрание должно рекомендовать или не рекомендовать этот законопроект. И это самое сложное. Сначала тебе отправляют кучу документов, ты сидишь, разбираешься.

– Прямо во всём разобраться надо?

– Конечно. Хотя мне кажется, что некоторые могут не разбираться. Просто сидят и руку поднимают. Но как это, ты же за людей сидишь, их интересы представляешь, надо разбираться.

– Сложно работать в таком комитете без профильного экономического образования?

– Да. Первый год был самым сложным. Я не понимал, что за цифры, что там говорят. Выходил с заседания, шёл домой, читал, что мы вообще делали. Сейчас уже легче, разобрался. Коллеги есть старшие. К ним всегда можно обратиться за помощью. Они работают не первый созыв и многое знают, они опытные. И они всегда подскажут.

– Сколько времени отнимает работа в заксобрании? Не отвлекает тебя это от основной работы в школе?

– В Законодательном собрании сессия у нас проходит раз в месяц. За 1-2 недели до этого проходят заседания комитетов. Проходят комитеты, формируется повестка. Потом эту повестку нам сбрасывают на почту за три дня до сессии. И эти три дня самые занятые. Надо прочитать про 30-50-60 законопроектов. Надо разобраться, их ещё все шифруют цифрами. И сложно давать оценку некоторым законопроектам. Вот, например, у нас недавно было про QR-коды. У меня на почте условно 10 обращений от людей с просьбой не давать положительную оценку, что коды – это плохо, это зло. Но ты же понимаешь, что если не ввести сейчас эти QR-коды, люди не пойдут вакцинироваться. Не пойдут вакцинироваться, будут болеть. И это сложно.

– Какое в итоге ты принял решение, как голосовал?

– Я голосовал «за».

– А лидер партии вашей призывал голосовать против.

– Да. Но почему я проголосовал так. Люди у нас смотрят не те программы и очень заблуждаются. Доходит до того, что мне пишут бабушки: «Ой, вакцинирование – это плохо, это чипы вживляют и ночью вас отключают». Ну это же глупость, от гриппа же все прививаются.

– А ты вакцинировался?

– Да. Я сам вакцинировался, когда прививки только появились. Потом ревакцинировался в декабре. Кстати, ревакцинацию лучше перенёс, чем первые два укола. У нас в целом из депутатов никто не против вакцины. Некоторые против «обязаловки». Но если люди у нас не верят в опасность вируса. Идут вакцинироваться те, кто побывал в красной зоне, кто в реанимации полежал. Они понимают, что это надо. У меня сосед, дедушка, был абсолютным противником вакцинации. Заболел, в реанимации был шесть дней, ощутил всё на себе. Сейчас выписался и говорит, что точно будет вакцинироваться. Грустно, что люди не понимают. Вот вам бесплатная вакцина, пожалуйста, приходите.

Сцена 4. О карьерных планах и службе в армии

– Уже больше половины срока ты провёл на своём депутатском посту. Это на тебя повлияло?

– Конечно, повлияло. Политика – это очень сложно. Раньше смотришь новости и «ой, фу, про политику», переключаешь скорее. А сейчас смотришь – и очень интересно, ведь это твоя жизнь. Я теперь всем родственникам и знакомым говорю, что надо обязательно ходить на выборы. Голос действительно решает.

– Думаешь продолжать свою карьеру депутатскую?

– Да, конечно. Но я ещё хочу сначала сходить в армию. Правда созыв закончится, когда мне будет уже 27 лет. Не знаю, получится ли. Если не получится на срочку, пойду на контракт. Я вообще хотел в армию после школы, но меня не взяли. Был перебор.

– Такое бывает?

– Как оказалось. В 2014 году я окончил школу, пришёл в военкомат. А мне сказали, что набрано уже всё. Пришлось идти учиться, работать.

– Но если пойдёшь в армию, тогда на следующий созыв не попадаешь. Что будешь делать?

– Ну это же не последний созыв. Будут ещё.

– Сейчас, получается, ты зам по безопасности, классный руководитель, учитель ОБЖ, проводишь кружки для детей, студент магистратуры, получаешь второе высшее и ещё «немножко» депутат Законодательного собрания, член молодёжного парламента Забайкалья и Совета Федераций. Как ты всё успеваешь?

– На самом деле это очень интересно, нежели ты просто пришёл на работу, отвёл уроки и ушёл, сидишь весь день дома и не знаешь, чем заняться. А так ты постоянно общаешься с людьми, общаешься с детьми. Постоянно в движении, не даёшь себе сидеть на месте.

– А дома часто бываешь?

– Да, каждый день, каждый вечер.

– Тебя недавно не взяли в заксобрание на оплачиваемую работу. Ты сам туда хотел попасть?

– Да, хотел туда попасть именно потому, что времени совсем мало. Если бы я туда прошёл на постоянную основу, было бы больше времени для работы с молодёжью, с детьми, с избирателями.

– Но ведь пришлось бы из школы уйти.

– Да. Было бы очень грустно детей своих бросать. Думаю, они бы меня поняли, когда подросли. Но я не ушёл, я здесь.

– А если бы тебя приняли в заксобрание, что бы ты делал?

– Я бы работал в составе комитета по бюджетной и налоговой политике на постоянной основе. Все законопроекты я бы помогал рассматривать перед тем, как выносить их на комитеты. Больше времени было на работу на округе. Больше бы ездил по школам. Я и так почти всех учителей и директоров знаю. Я же тут ещё работал в 24 школе, вёл географию. Проводил у нас во 2 школе ОБЖ, потом ехал на Кадалу, там проводил урок, потом возвращался сюда, чтобы контролировать своих детей. Так было с сентября по декабрь, пока не стал замдиректора.

– Кстати, интересно услышать от тебя учительские проблемы. У нас ведь во многих школах не хватает работников, приходится совмещать должности.

– В нашей школе людей хватает. Причём большинство – это молодые учителя. Хотя многие выпускники педагогических специальностей не хотят идти в школу. Из моей группы пошли пять человек работать из 30.

– Почему так происходит?

– Некоторые получают педагогическое образование, чтобы была некая подушка безопасности. Особенно парни. Мужчине гораздо легче устроиться в школу, потому что их не хватает всегда.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Прозвенел звонок, началась перемена. Двери кабинета открываются и закрываются. Постоянно кто-то заходит и выходит.

Основные действующие лица:

Игорь Макаров – депутат заксобрания, замдиректора по безопасности.

Анастасия Забелина – корреспондент ZabNews.

Юлия Малютина – молодой учитель, общая знакомая.

 *Дверь громко открывается. Заходит Юлия*

Юлия: Привет! А вы что здесь делаете?

Анастасия: Интервью беру. Ты знала, как он много всего делает?

Юлия: Конечно, я же на Черновских живу.

Анастасия: Мы тут обсуждаем, почему учителя из педа не идут работать в школу.

Игорь: Я думаю, что они не хотят. Они думают, что это очень сложно и нет денег.

Анастасия: И что, они не правы?

Юлия: Не знаю. Деньги есть. Хорошие.

Игорь: Получать можно нормально. Если ты не ленишься, а работаешь, то деньги есть.

Анастасия: И сколько ставок надо, пять штук?

Юлия: У меня две.

*Стук в дверь, заходят дети*

Дети (запинаясь): Рома… хочет спросить у вас… Позовите Рому.

Рома: Насчёт соревнований будет время поговорить?

Игорь: В четверг. Это 10 класс. Занимаются в моём кружке с детьми. Всё, Рома, иди.

*Дети уходят. Дверь приоткрыта, доносятся крики из коридора*

Анастасия: Две ставки, сколько часов ты работаешь?

Юлия: 18 уроков как обычный учитель, вторая ставка у меня воспитательная. И ещё у меня есть индивидуальщик один. 183 часа у меня рабочих в месяц. Зарплата 55.

Игорь: А у меня три индивидуальщика. При этом она просто учитель, а я замдиректора. И зарплата у меня 47 тысяч, вот расчётка лежит.

Юлия: Но ты пометь, что это для тех, кто работает, как конь. А то все придут в школу, а потом скажут, что мы их обманули.

Игорь: А ещё у нас есть очень большая проблема в школе. Очень большая проблема. Если у человека есть ипотека, ему лучше не идти в школу. Не рассчитывать на зарплату.

Юлия: У нас нет конкретных дат выплат аванса и зарплаты.

*Заходит учитель*

Неизвестный: У тебя сахар есть?

Игорь: Сахар есть. Это учитель химии. Это корреспондент ZabNews.

Учитель химии: Всех выпускников недавних вижу, все знакомые лица.

Анастасия: И вот я спрашиваю Игоря, почему выпускники ЗабГУ не идут работать учителями.

Учитель химии: Квартиру не предоставляют.

Игорь: Этот опять со своей квартирой.

Учитель химии: Я 28 тысяч за съёмную квартиру плачу!

Анастасия: У тебя много одногруппников пошли в школу?

Учитель химии: Выпустилось нас восемь человек, пошли в школу четверо.

Анастасия: Ну 50%, нормально. Юля, а у тебя?

Юлия: У нас почти все целевики были. Нас было 20, пошли работать 8.

Анастасия: А остальные?

Юлия: Половина замуж вышли.

Анастасия: И они теперь работать не могут?

Юлия: Они могут отказаться от целевого направления. Его ведь можно обойти и обогнуть.

Учитель химии: Ладно, удачи, я потом после урока зайду. У тебя телефон-то забрали?

Игорь: Нет.

Учитель химии: Скорее всего 6 «Г», кто-то из них.

*Химик уходит, постепенно шум в коридоре стихает, начался урок*

Игорь: Мне кажется, что большинство студентов, которые приходят на практику, их пугают учителя. Ко мне приходят практиканты, я им говорю: «Не переживайте, всё хорошо, всё здорово». Приходит их руководитель и говорит: «Всё плохо, вообще ужасно».

Сейчас же дети поменялись. Они просто сидеть и писать не будут. Им нужно что-то рассказывать, уроки придумывать. А в ЗабГУ преподаватели той старой закалки. То, чему тебя учили в институте, не работает здесь. В институте ты проводишь уроки для своей группы, для взрослых людей. А в школе один ребёнок может заплакать, у другого сопли потекли. Хотя я работаю только со старшими классами – с 8 по 11. Но они всё равно все разные. В позапрошлом году у меня мальчик на уроке открыл бутылку пива.

Анастасия: И то было дальше?

Игорь: Пока ходил за безопасником, он бутылку спрятал. Потом её всё равно нашли, маму вызвали.

Анастасия: Но в целом вы не жалуетесь?

Игорь: Мне нравится работать.

Юлия: Мне тоже нравится. Думаю, это призвание. Я считаю, что учителем нужно родиться.

Игорь: Единственно, если в школе больше 5 лет проработаешь, то уже вряд ли сможешь уйти. Я думал уходить. Но я не представляю себя, чтобы работать в офисе. Здесь интересно. Дверь тонкая, по камерам всё видно. Мальчики, например, стоят. Шепчут: «Я стучусь, ты спрашиваешь». Ну где ещё такое будет.

Анастасия: Ну, о доходах мы уже поговорили. Помимо того, что ты самый молодой депутат, так был ещё и самым бедным несколько лет подряд. Расскажи, как так получилось, что за 2018 год ты заработал 8 тысяч рублей.

Игорь: Это получилось очень просто. Я получал стипендию полгода, а потом на сессии получил тройку. И стипендию потерял.

Анастасия: А в 2019 году ты получил 93 тысячи.

Игорь: Да. Я весь 2019 год не получал стипендию. А потом устроился в школу. Это зарплата с сентября по январь.

Анастасия: И в 2020-м ты заработал 339 тысяч. Это примерно 28 тысяч в месяц.

Игорь: Да, это я уже здесь работал, всё нормально. Тогда я был просто педагогом организатором. Занимался с детьми, водил их на пост №1, соревнования, мероприятия, связанные с безопасностью.

*Герои продолжают беседовать, наливают чай и жуют печеньки, рассматривают камеры видеонаблюдения, обсуждают цены на булочки в столовой*

ЗАНАВЕС

Одноклассники ВКонтакте Telegram Viber
Читайте также