Источник Zabnews.ru

Торопились не спеша. Виктор Шкулёв о будущем купленного им «Чита.Ру»

Юлия Скорнякова
26 октября 2021 г., 16:51

В понедельник 25 октября стало официально известно о том, что крупнейшее электронное СМИ Забайкальского края, информационное агентство «Чита.Ру», купил медиамагнат и владелец «Сети городских порталов» Виктор Шкулёв. Он заявил, что планы на это приобретение были у него давно и что главным редактором агентства останется Екатерина Шайтанова. О том, поменяется ли информационная политика СМИ, которое боялись и не любили в краевой и читинской городской администрациях, президент Hearst Shkulev Media рассказал ZabNews.

 

- Сколько вы даёте времени «Чита.Ру» и «Ирсити» на интеграцию в вашу сеть порталов?

 

- Это процесс пока не очень точно предсказуемый, он у нас органичный. Мы пока не знаем всех нюансов, глубины тех задач, которые могут по ходу возникнуть, но, мы так предполагаем, что в течение будущего года мы step by step сможем интегрировать «Чита.Ру» и «Ирсити» в нашу структуру.

 

У нас нет каких-то жёстких установок. Наша установка сегодня на то, чтобы «Чита.Ру» и «Ирсити» очень хорошо работали здесь, и если понадобится больше времени на интеграцию, то мы позволим себе это время потратить.

 

Хотя мы работать начинаем активно. У нас с сегодняшнего дня уже помимо меня приезжают сюда коллеги. Завтра здесь будут московские, новосибирские, екатеринбургские коллеги, которые будут знакомиться, вникать, разбираться помогать для того, чтобы процесс интеграции шёл как можно мягче, аккуратнее, и мы торопились, не спеша.

 

- После вчерашней «Редколлегии» у меня двоякое впечатление. С одной стороны, вы говорите про мягкость интеграции, и в это верится, с другой стороны в моменте, когда вы говорили про Валентина Булавко (бывшего журналиста «Чита.Ру», сейчас возглавляющего сайт 161.RU, входящий в «Сеть городских порталов» Шкулёва – Ю.С.) у меня появилось ощущение, что вы такой человек, который поторапливает в развитии.

 

- Да. Мы сегодня общались в нашей редакции и общались в контексте – я думаю, что и редакция поняла, что мы медиа, которое должно работать на высоких скоростях.

 

Есть процессы, к которым надо относиться очень осторожно. Технологического плана, например. А есть процессы, которые нужно реально ускорять.

 

- В этой интеграции роль Андрея Козлова какова будет?

 

- Ключевая.

 

- Какой он будет занимать пост?

 

- Тот же, который занимает сейчас.

 

- Генеральный директор?

 

- Да.

 

- Как вы считаете, какими должны быть отношения СМИ и власти?

 

- Конструктивными.

 

- В каком плане? Конструктивно – это когда СМИ не пишут того, о чём власть не хочет писать?

 

- Нет, не так. Мне кажется, на сегодняшний день и власть, и СМИ объединяет то, что они работают для населения. Мы работаем для нашей аудитории, хотим максимально точно информировать её о происходящем, помогать аудитории разбираться во всех делах. Есть вопросы бытовые – пойди прочитай, как поступить, есть вопросы, связанные с тем, каким образом нужно сегодня вакцинироваться, не вакцинироваться, что такое коронавирус, прививка – приди прочитай. Есть у тебя дача, волнует тебя поздний урожай, цветы, которые можно сохранить на зиму – пойди прочитай, тебе дадут совет. И так далее, и так далее, и так далее.

 

Власть тоже сегодня работает не в воздух, она работает для населения: строит дороги, дома, школы, ремонтируют больницы и так далее. Она делает благо для народа, как бы то ни было. И мы не относимся к власти как к сущности, которая является злом априори. Напротив, власть – это институт, который должен решать задачи людей. Я думаю, что если говорить о конструктивном сотрудничестве, то власти и СМИ нужно находиться в постоянном диалоге.

 

Нужно быть достаточно открытыми друг другу для того, чтобы мы помогали власти доносить их идеи, их задачи, их боль до населения, помогать сотрудничать власти с населением, потому что их коммуникация на сегодняшний день очень сильно ограничена, если не использовать медиа. А медиа для власти – это реально ресурс, помогающий делать коммуникацию с населением эффективной.

 

- Мы с заместителем губернатора края Петром Поповым говорили про роль журналистики именно в плане критики. Он не отрицает, что она и госслужащих подстёгивает. Когда вы перечисляли полезную информацию, которую может давать СМИ, вы называли больше справочную информацию. А как журналистика беспристрастных мнений? Мнения бывают разные, мнения бывают резкие, и на «Чита.Ру» их можно было читать. Сейчас это останется?

 

- Я думаю, что ещё больше будет.

 

- Чиновники скрестили пальцы.

 

(смеётся)

 

- Вы обговаривали с Александром Осиповым намерения купить «Чита.Ру» или, может быть, после покупки был ли разговор с ним?

 

- Александр Михайлович знает о моих планах. Мы не работаем на территории, где есть власть, скрываясь от этой власти. Мы открыты, и мы ведём коммуникацию, поэтому если у нас есть серьёзные планы, то мы стараемся власть информировать о своих планах.

 

- Если к вам или редактору в каком-то вашем издании придёт журналист и скажет: «У меня папочка материалов, но это серьёзные материалы». И они грозят проблемами конкретному информагентству и ещё, быть может, кому-то из вашей структуры. Что вы будете делать?

 

- Да с нами происходит такое почти каждый день. Мы всегда оцениваем то, о чём вы говорите, взвешиваем риски и делаем свою работу.

 

- Как вы такие вопросы решаете?

 

- Мы всегда оцениваем ситуацию со всех сторон, и для нас конфликтный менеджмент – это в том числе формат управления нашим бизнесом. Бесконфликтность в медиа очень редко случается, а если это становится правилом, то это не очень хорошая среда обитания для медиа. Потому что медиа всегда идёт по грани, где возможен конфликт. Бояться заведомо конфликтов – это значит заранее делать медиа, которое не способно говорить именно о том, что интересует читателя.

 

Не надо бояться конфликтов. Надо разбираться, взвешивать все риски и смотреть на интересы пользователя. Для нас на самом деле самое важное – это интересы читателя.

 

- Вы за то, чтобы оставаться над ситуацией, правильно я понимаю?

 

- Мы за профессиональную объективную работу.

 

- Какой из ваших порталов давался сложнее всего не только в части критики, но и выстраивания команды, входа в регион?

 

- У нас много таких случаев. Нам вообще не очень легко даётся вхождение в новые регионы, поскольку медиарынок очень насыщен.

 

Если мы говорим про исторические медиа, которые были созданы в конце девяностых – начале нулевых, как «Чита.Ру», у которого 20-летняя история, то для таких медиа в зависимости от циклов развития всегда на разных этапах возникают какие-то свои сложности. Эти сложности могут быть, потому что что-то в городе происходит, сильно меняется. Или власть меняется – тоже могут быть дополнительные сложности. Команды меняются...

 

Поэтому мы исходим из той конкретной ситуации, которая может дать нам какие-то возможности развития. И если мы заходим в новый регион, мы стараемся действовать таким образом, чтобы наш пользователь быстро увидел через наше медиа преимущества площадки. [Он должен] прийти и прочитать там то, о чём другие не пишут. Заходя в новый регион, мы очень чётко и быстро это видим.

 

Например, мы недавно начали работать в Казани. Пока ещё аккуратно, но мы пишем о самом важном и интересном для пользователей и понимаем, что есть свои традиции, и делаем что-то вопреки тем традициям, которые там сложились. Но для нас это нормальная работа.

 

- Не вызывает это отрицательной реакции у части аудитории?

 

- Может быть, может быть. Нам пока сложно говорить, потому что мы в начале пути.

 

- Как вы думаете, через сколько лет инвестированные вами в «Чита.Ру» средства вам вернутся?

 

- Сложно сказать. Мы мыслим всегда стратегическими категориями: пятилетками и десятилетками, поэтому, инвестируя, мы ставим для себя задачу продолжать развивать медиа в направлении, когда бы точно наши средства вернулись обратно. Тем более, мы ещё в начале инвестиционного пути, нам ещё предстоит здесь инвестировать.

 

- Есть мнение, что медиабизнес в России не прибыльный.

 

- У нас всё наоборот, у нас прибыльное медиа. Прошлый год, который для всех был годом сложностей и вызовов, для нас был одним из самых успешных. В истории СГП («Сети городских порталов») это был самый успешный год.

 

Меня критиковали в Питере за то, что как же так получается: все питерские медиа закончили год с убытками, и только «Фонтанка» единственная в 4 раза увеличила свою прибыль. За что меня критиковать? За то, что «Фонтанка» хорошо отработала в прошлом году? (улыбается)

 

- Что делали такого волшебного, что на фоне других медиа удалось получить такие результаты?

 

- Мы работали, наращивали аудиторию, [пробовали] новые модели коммуникации с рынком, вводили новые продукты и пользовались моментом, потому что в прошлом году та критическая, драматическая ситуация дала нам возможность получить очень серьёзный прирост аудитории.

 

- Те, кто сидел дома.

 

- А дальше нужно было это всё монетизировать, что мы и сделали. И в этом году это продолжается.

 

- Как вы считаете, свобода слова в России существует сейчас?

 

- Я думаю, что да.

 

- В какой форме?

 

- В той форме, что трезвое, взвешенное медиа и журналист, знающий свою ответственность, понимает границы и определённые рубежи, и в рамках этих границ и разумной поляны, на которой он работает, - могут высказываться.

 

Я всегда сопоставляю такое понятие как свобода с тем, что есть в этом мире, и нашу свободу надо сравнивать со свободой, существующей в Европе, на американском континенте. У нас не меньше свободы, чем на территориях, которые я упоминаю.

 

- Вы сказали про рубежи. У журналиста это какие?

 

- Самоконтроль, закон, этика. Это очень важно. Этика – суперважный момент. Закон – просто неизбежное обстоятельство, с которым должен считаться журналист.

 

- Не дай бог так получится, но если вдруг вам сообщат, что кто-то из ваших сотрудников признан иностранным агентом, вы что будете делать?

 

- Для нас это печально. Мы, в общем-то, относимся с пониманием к тому, что делается сейчас в государстве в части регулирования в том числе и этой зоны, где могут работать иностранные агенты. И считаем, что это дело не шуточное. Поэтому выполняем закон и в рамках закона продолжаем жить и работать.

 

- Сами-то вы что думаете про этот закон?

 

- Закон сложный, неоднозначный, противоречивый. Здесь есть несколько нюансов: корнями этот закон уходит в то законодательство, которое к моменту разработки закона об иноагентах уже сложилось. Такой закон существует в Соединённых Штатах Америки, например, и в значительной степени наш закон построен на том, что уже было наработано в США.

 

Мы взяли эти практики, этот определённый опыт, на это наложили российскую специфику и то, что на последнем форуме в Валдае говорил Муратов, это так. Вы знаете реакцию Владимира Владимировича Путина на сей счёт.

 

Мне думается, что закон не без изъянов, но, если государство считает, что государство нужно регулировать в том числе и с помощью такого закона, надо считаться.

 

- Были случаи, когда вас вызывали в администрацию президента или в другие структуры Кремля по поводу работы ваших городских порталов?

 

- «Вызывали» - это не то слово, которое может раскрывать модель отношений между нашим медиа и какими-то институтами власти.

 

- Какое слово может?

 

- Я могу сказать, что у нас идёт постоянный диалог, мы находимся в общении. И как раз такое общение, когда обе стороны открыты, может давать какой-то результат.

 

Одноклассники ВКонтакте Telegram Viber
Читайте также