Источник Zabnews.ru

Александр Скачков: «В Госдуме придётся пахать больше, чем сейчас»

Андрей Коптеев
26 мая 2021 г., 20:00

На прошлой неделе в СМИ широко освещалось одно весьма занятное мероприятие — дебаты участников праймериз от «Единой России», которые намерены баллотироваться в депутаты Государственной думы от Забайкальского края. Было два тура, встречи проходили впервые в формате онлайн в популярных социальных сетях «Одноклассники» и «Instagram» в непринуждённой обстановке за чашкой чая. На одной из таких встреч разговор с гостем – главой ЗабЖД, секретарём регионального отделения «ЕР» Александром Скачковым затянулся на полтора часа после того, как камеры уже были отключены.

Arrow Left
1 / 1
Arrow Right

— Александр Анатольевич, зачем вы идёте в Госдуму? — начал сразу с главного вопроса. — Сейчас вы возглавляете крупнейшее предприятие в регионе, задействованы в реальном секторе экономики. Напрямую руководите и принимаете решение в крупных проектах, многое уже сделано, ещё больше можно сделать. Ведь работа депутата совершенно иная. Не окажется ли скучным для вас законотворчество, тесным кресло депутата?

— Для меня приоритет такой. Если компания (имеет в виду РЖД — от ред.) меня поддержит на предстоящих выборах, а она меня поддерживает. То будучи даже в кресле депутата вместе, можно решить много действительно важных задач. Только с начала года от РЖД мы получили 50 миллионов рублей на решение социальных проблем.

Часть этих денег — 10 миллионов уже потратили на ремонт здания училища в Хилке. Купили за 1 миллион специальный тренировочный вагон, для обучения Плюс 11 миллионов ушли на пристройку детского сада к школе в Урюме. В Могоче отремонтировали спортзал в школе. Скоро направим туда ещё 10 миллионов рублей, чтобы завершить ремонтные работы согласно смете. И таких проектов много.

Я понимаю, что в Госдуме придётся пахать не меньше, а то и больше чем сейчас, но вместе с РЖД, мы способны залатать многие дыры в социальной сфере Забайкалья.

К примеру, вплотную заняться вопросом строительства долгожданного путипровода через железнодорожные пути, который бы соединил КСК и район Зенитки. Сейчас там образуются большие пробки, особенно в часы пик.

Arrow Left
1 / 1
Arrow Right

— Правильно понимаю, что главное — не терять связь с территорией и продолжать системно решать проблемы региона, тем более, что работа в Госдуме расширяет возможности? 

— Ну, разрыв с территорией мне точно не грозит. За пять лет работы в качестве главы Забайкальской железной дороги я досконально вник во многие насущные проблемы края. Многие проекты уже начаты и они долгосрочные, а я не привык бросать дела на половине пути.

Вот, к примеру, сейчас в работе проект по строительству очистных сооружений в Могоче. История с этим объектов непростая. К сожалению, на местах не всегда могут или не умеют качественно дать старт решению проблемы.

Вот в Могоче нет очистных — грязные потоки сбрасываются в Амазар, а потом уходят и в Амур. Я встретился с главой Могочинского района и прямо спрашиваю, а у вас есть проект этих самых очистных?

— Он отвечает: Какой проект?  

А у меня как раз в папке с собой лежали документы по техническому обоснованию строительства станции Пеньково, со всеми расчётами и сметой.

— Я говорю: Ну, как вы собираетесь защищать свой проект? Как собираетесь получить на него деньги, если даже не представляете, что вам действительно нужно?

В итоге я показал главе, как нужно правильно составлять документы, какие справки собрать и подсказал с какой стороны представить проект на его защите.

— Вот смотрите, — объясняю на пальцах. — У вас сточные воды уходят в Амазар.

— Ну да, — говорит глава.

— Далее, что происходит. Всё уходит в Амур?

— Верно.

— Так Амур у нас приграничная река с Китаем, а значит здесь дело вообще может грозить международным скандалом. Так вот под этим «соусом» и нужно защищать проект.

В итоге, пока я был в Могоче проездом, они за одну ночь собрали документы какие есть и передали мне. Вот после этого всё закрутилось, завертелось. Сейчас четко ясно, что на проектно-сметную документацию очистных сооружений в Могоче нужно 35 миллионов рублей. На само строительство — ещё 325 миллионов. Да, деньги немалые, но ведь теперь есть конкретная цель, всё понятно. Так называемая «дорожная карта» создана, осталось дело выбить деньги.  

— Вся эта история с очистными в Могоче говорит о том, что в Забайкалье большие проблемы с кадрами. С их отсутствием или регулярной нехваткой. Плюс, многие высококлассные специалисты попросту уезжают из региона. А те, что остаются, говорят работы нет. Извечный вопрос, что делать? 

— Согласен, кадровый голод существует почти во всех сферах. И тут проблема комплексная. Людей не устраивает маленькая зарплата, отсутствие жилья, мест в школах и детских садах. Но ведь эти беды настигли нас не прямо сейчас. И решить эти вопрос одномоментно тоже не возможно.

Однако, тут есть и вторая сторона медали. Расскажу на конкретном примере.

Однажды в разговоре одна женщина мне сказала, что вот всё плохо, работы нет, жилья нет. Попросил её дать прямо поимённый список людей, которым действительно нужна работа и жильё. И пообещал, что всем дам жильё и работу с достойной зарплатой. Что вы думаете в итоге? Я не увидел ни одной фамилии.

Вот и получается, что у нас, к примеру, есть в Адриановке (минут 40 езды от Читы) два благоустроенных дома. Рядом отличная школа, детский сад, лагерь отдыха. На станции есть рабочие места с достойной зарплатой. Но мы никого не может туда найти.

Предлагали даже заселить туда детей сирот, у кого нет жилья. Но оказалось, что никто не хочет работать. Хотя сегодня зарплата на Забайкальской железной дороге вполне достойная.

Arrow Left
1 / 1
Arrow Right

— Действительно. Пример показательный. Вы затронули тему работы на ЗабЖД, кстати, ходили слухи, что главное управление дороги могут перевести из Читы. Так ли это? Все помнят, как многие потеряли работу, а город солидную часть налогов, когда штаб ЗабВО перевели в Хабаровск. А вдруг и с ЗабЖД случится тоже самое?

— Нет, уверяю вас, это только слухи. В действительности всерьёз обсуждался вопрос о разделении ЗабЖД между Дальневосточной и Восточносибирской дорогами. Но, когда я возглавил ЗабЖД, удалось доказать, что этого делать не нужно. Сегодня мы спокойно осуществляем весь транзит поездов, с которым были временные трудности.

Более того, сейчас с каждым днём нагрузка на дорогу только увеличивается. Рост идёт от месяца к месяцу. Если говорить о показателях, то мы берём за основу показатели 1988 года – как базовые и максимальные. Так вот сейчас, ЗабЖД уже на 68% приблизилась к этому объёму и рост продолжается.

Кроме этого, за последнее время мы значительно обновили подвижной состав. У нас новые вагоны электричек. Закупили 135 новейших вагонов для поезда «Чита-Москва».

Кстати, Забайкальская железная дорога самая длинная (2400 км), извилистая и самая грузонапряженная по сети железных дорог.

И сейчас мы выстроили работу таким образом, что наши проекты раскиданы по всем департаментам. И если вдруг, какая-то дорога не успела представить свой проект или освоить деньги, то ЗабЖД уже тут как тут со всеми документами и готово к защите и освоению средств.  

— Если перенести схему ЗабЖД на власти Забайкалья. Разве не разумно поступать сегодня региональному правительству и депутатам также?

— Совершенно верно. По такому же принципу сегодня должны работать власти, в том числе и депутаты Государственной думы с федеральным центром. Нужно зацепляться за проблему, решать её всеми доступными средствами, быть готовым к защите любого проекта. К сожалению, сегодня, мы многое упускаем даже по федеральным программам. И решение многих проблем лежит на поверхности и этим должны заниматься местные, региональные власти в команде с депутатами, в том числе и Государственной думы.

Одноклассники ВКонтакте Telegram Viber
Читайте также