Источник Zabnews.ru

Неонатолог Татьяна Помулева: о работе с младенцами и планах на новый год

«Бывают дни спокойные, а бывают как сегодня», – врач-неонатолог Татьяна Помулева встречает меня на входе в отделение реанимации и интенсивной терапии для новорождённых краевой детской клинической больницы. Надо надеть бахилы, маску и халат, чтобы пройти дальше. Откуда-то издалека то и дело слышится детский плач.

Неонатология – это такая наука о выхаживании новорождённых. И в ней Татьяна Владимировна уже ас. Больше 30 лет борьбы за жизни тех, кто только в неё пришёл.

«Уже с медицинского института я решила, что пойду в эту специальность. Тогда это было очень актуально, стали большое внимание обращать на  новорождённых детей и оказание им помощи. Вот я из Томска приехала в Читу, работала сначала в Петровске-Забайкальском в центральной районной больнице, а потом сюда, когда открылось отделение патологии новорождённых в краевой клинической больнице, меня сюда пригласили. С тех пор я и работаю неонатологом», – рассказывает Татьяна Помулева.

Говорит, о том, что будет врачом, знала с детства. Уколы куклам в детском саду, санбригада в школе.

В это отделение попадают новорождённые с самыми сложными патологиями. Все, кому требуется срочная помощь. Те, кто родился раньше срока. Те, кто не может пока жить без посторонней помощи.

Работа эта – круглосуточная и круглогодичная. Даже коронавирус, который обездвижил все вокруг, не должен был прерывать процесс ни на минуту. Пришлось быстро перестраиваться.

«Коронавирусная инфекция внесла серьёзные коррективы в нашу работу. Во-первых, потому что беременные инфицированные женщины рожают детей своих в определенных непривычных условиях, в моностационарах, где нам нужно оказывать медицинскую помощь. Там у нас организованы медицинские места, посты специальные, бригады , которые работают только там, и определенная тактика ведения этих детей. То есть, эти детки должны быть изолированы обязательно от мамы, по согласию, конечно, самой мамы, и не должно быть привычных методик, за которые мы сейчас очень сильно ратуем в последнее время – такие, как контакт «кожа к коже», когда ребёночка должны сразу приложить на грудь маме, сразу накормить грудным молоком , чтобы заселить флору кишечника нормальной флорой», – объясняет доктор.

От этих привычных практик пришлось отойти. Мамы относятся с пониманием, конечно, ведь важно в такое сложное время обезопасить ребёнка.

«Это все продумано, есть федеральные медицинские рекомендации, мы по ним работаем. И  эта тактика оправдана, потому что у нас родилось много детей в моностационаре городской клинической больницы, в основном там концентрируются беременные женщины, и в общем-то ни один новорождённый ребёнок там у нас не инфицировался. О чём мы можем сделать вывод, что у нас там правильная организация оказания медицинской помощи на том уровне», – подчеркивает Татьяна Владимировна.

На вопрос про распорядок рабочего дня врач отвечает, поправляя, что это – рабочие сутки. Говорит, у людей в экстренной медицине не бывает распорядка.

 

 

В этом ритме работает вся реанимация, по-другому не бывает. Ежедневно санавиация докладывает обстановку. Врачи сообщают, кто и где испытывает проблемы. Задача – в максимально короткие сроки сориентироваться и отправить на место бригаду, чтобы транспортировать малыша и проконсультировать врачей на местах.

«Дети, которые требуют неотложной помощи – на них особый акцент, это экстренное оказание помощи, оно должно быть обозначено сразу. Здесь по типу, знаете, военной сортировки идет, то есть вот с этим можем подождать, и не случится ничего страшного,  а про этого мы срочно должны говорить», – говорит врач.

Самое главное в таких ситуациях – командная работа. И здесь как нельзя кстати подходит поговорка про то, что один в поле не воин. Татьяна Владимировна кивает головой – всё верно.

«Это должна быть не только команда врачей, которые оказывают на месте помощь, которые консультируют, которые принимают потом этого ребёночка, но и преемственность между учреждениями. То есть, как они сработали на месте, подготовили этого ребёнка, от этого зависит безопасная транспортировка, далее оказание помощи на этапе уже краевой клинической больницы или допустим в перинатальном центре. Работа заключается в преемственности. Нужно хорошо сработать у себя, и сработать  так, чтобы следующему этапу было проще работать и иметь эффект от этого лечения», – утверждает Татьяна Помулева.

В команде – неонатологи, анестезиологи, реаниматологи – порядка 80 человек по всему краю. Здесь все техническое оснащение – от инкубаторов до аппаратов искусственной вентиляции лёгких. Здесь и медицина катастроф, и министерство здравоохранения. В некоторых случаях нужна и помощь краевого правительства. Например, как было в последнем случае, когда новорождённого с пороком сердца транспортировали в Санкт-Петербург.

«Это целая команда учреждений, это большая система, она отлажена, она практически без каких-то критических сбоев работает, ну, а рабочие моменты решаются всегда благоприятно. Потому что мы здесь работаем не только так сказать в медицине, плюс ко всему ещё и в политике. Условно, потому что показатель младенческой смертности – это основной из показателей, который характеризует уровень социальной жизни населения, и он относится к индикаторам», – отмечает врач.

Говорит, за год динамика этого показателя движется к положительному результату. Раньше он был выше, чем среднероссийский, а сейчас приблизились к целевому показателю.

Младенческая смертность, как объясняет доктор, зависит и  от социального статуса населения, и от того, как женщина вынашивает ребенка во время беременности, как малыш чувствует себя до года, есть ли  у него какие-то врождённые заболевания, и еще множество-множество факторов. Доктор отмечает, что важно говорить не только о потерях, но и о спасенных жизнях.

Очень тяжело в такой работе не погаснуть морально. Когда работа – как образ жизни – надо уметь поддержать себя. Татьяна Владимировна говорит, что очень помогает коллектив – дружная команда неонатологов.

«Есть цели, и очень приятно, когда справишься с ней, казалось бы недостижимой, нерешаемой, но она в конце концов решается в любом случае», – отвечает врач, говоря о том, что вдохновляет.

 

Татьяна Владимировна сообщает, что новорождённые стали реже болеть. В основном проблемы возникают с недоношенными детьми. И лежат в отделении они порой по 6 месяцев. Врачи за это время успевают к ним привязаться.

«Конечно, мы каждый день видим характер ребёнка, видим, как он меняется, растёт. Радуемся вместе с родителями за успехи, за то, что он улучшает своё состояние», – с улыбкой говорит доктор.

Она уверена, что врач должен быть грамотным и неравнодушным. Нужно быть немножко психологом в работе с пациентами, а главное – профессионалом.

Ещё нужно уметь успокоить, когда ситуация сложная. Внушить уверенность, что все будет хорошо. От нее многое зависит.

«Эти детки словами, конечно, не расскажут о своём состоянии, но они расскажут иногда даже своим поведением спокойным, улыбкой, хорошими показателями со стороны внутренних органов, положительной динамикой по выздоровлению, тем, как они кушают и растут. Ну и конечно, у них есть свои определенные эмоции, которыми они рассказывают», – отмечает Татьяна Владимировна.

В этой работе очень поддерживает семья. Порой интересуются, как дела у малышей. Разгружаться от работы помогают путешествия. Особенно нравится зимний Байкал. А в Забайкалье – любимое озеро Иван.

Здесь, в отделении, всё идёт своим чередом. Отлаженная система работает, как привыкла. И не перестанет работать в праздники.

«Что загадали на Новый год?»

«Ну, от нового года новых надежд, конечно. Я  человек-реалист, я понимаю, конечно, что все основные проблемы, которые у нас есть сейчас, сложились в нашем мире в связи с этой пандемией, они на следующий год от нас не уйдут, это они пришли очень быстро, но уходят они очень медленно, к сожалению. Мне хочется, чтобы люди у нас не болели, и самое главное, не умирали. Просто мы очень тяжело переживаем за своих коллег, конечно, которые в «красной зоне» работают. За ту нагрузку, которая падает на тех, кто не занимается «красной зоной», нагрузка просто огромная. Беспокойство за своих родственников и близких, оно тоже постоянно присутствует. В конце концов, мы же теряем и врачей, и  людей, знакомых, которые остались в телефонной книжке, но вычеркнуть их оттуда невозможно, потому что память о них живёт. Конечно, хочется, чтобы вот это вот вся ситуация немножко разрешилась, и она разрешится, я в этом уверена, и чтобы жизнь нас радовала в наступившем году, как радуга разноцветная своими красивыми цветами», – добавляет доктор.

 

Екатерина Рахманова 18.01.2021
Читайте также
Комментарии