Надёжный источник: корреспондент ZabNews

Казнить нельзя помиловать. Всё, что известно о деле Шамсутдинова

К концу подходят заседания по делу Рамиля Шамсутдинова, который 25 октября 2019 года устроил стрельбу в войсковой части 54160 посёлка Горный Забайкальского края. Свои доказательства представила сторона обвинения, выступили все свидетели и потерпевшие. Защите осталось побеседовать ещё с одним свидетелем. А дальше прокуроры и адвокаты преступят к прениям. Собрали воедино всё то, что узнали к этому моменту.

Начало пути

 

Рамиль Шамсутдинов был призван на службу в июле 2019 года. Он утверждает, что словесные унижения со стороны старослужащих начались ещё в учебной части до принятия присяги. «Нас называли затылками, слонами, что наше место на «параше», то есть в туалете», – рассказал он. В целом служба проходила, как у всех. Учили уставы, занимались, ездили на стрельбы. Резко ситуация ухудшилась после того, как парень попал в роту охраны. Многочисленные оскорбления, унижения, вымогательство денег на дембель и пропажа телефона.

«Рядовой Мухатов наносил один-два удара кулаком в грудь, ногу. Это происходило почти каждый день, через день, через два. Он так себя вёл, потому что к нему раньше также относились старослужащие», – рассказал Шамсутдинов на допросе в суде 23 ноября.

Медицинские работники в части ежедневно проводили телесные осмотры. При обнаружении травм врачи сразу должны были писать докладные, оповещать руководство, выяснять обстоятельства. Однако парень врал, что его не били, говорил, что сам ударился. Он боялся стать «стукачом», был уверен, что из-за доносов служба усложнится ещё сильнее.

Кровавый караул

 

22 октября 2019 года Рамиль Шамсутдинов заступил в свой третий караул в подразделении немедленного реагирования (ПНР) роты охраны. Дежурство длилось четверо суток. В начале смены все члены подразделения получили автоматы и по 120 патронов.

«После того, как всем раздали плашки с патронами, по команде «Заряжай» мы стали снаряжать магазины патронами. У нас у каждого было по четыре магазина. После заряжения магазинов, они были сданы в ящик с боеприпасами. Данный ящик закрывался и опечатывался начальником ПНР Пьянковым. Данные магазины не выдаются, только в случае необходимости применения оружия и тому подобное», – сообщил Шамсутдинов на допросе сразу после происшествия 26 октября, его показания были зачитаны в суде.

В целом дежурство протекало, как обычно. Кто-то «стоял на пирамиде» в караульном помещении (охранял автоматы, сложенные в специальном шкафу – ред.), кто-то следил за обстановкой по видеокамерам, кто-то наводил порядок в закреплённых помещениях. Каждый член подразделения имел свои обязанности и расписание.

Вечером 22 октября рядовой Шамсутдинов совершил, возможно, роковую ошибку. Он назвал старшего лейтенанта Даниила Пьянкова просто лейтенантом. После этого все молодые служащие: Рамиль Шамсутдинов, Ислам Алеев и Евгений Графов – были выстроены в центральном проходе, Пьянков заставил их всю ночь учить военный устав.

Данные сведения подтвердили записи видеокамер и несколько свидетелей. Раненный Шамсутдиновым рядовой Владислав Шпак на заседании 26 ноября отметил, что поначалу ему также приходилось учить устав. Но после нескольких бессонных ночей на дежурстве он понял, что стоит выучить документ. После этого, служба для него шла легко и интересно.

Сторона защиты уверена, что эти внеурочные ночные занятия как раз и стали причиной расстрела. В первый день караула Рамиль Шамсутдинов спал около 2 часов, во второй – 1,5 часа и в третий – 30 минут. Подсудимый сам рассказал, что к преступлению его побудил сильный недосып. Прямо как в чеховском рассказе «Спать хочется», когда юная служанка задушила плачущего ребёнка, который мешал ей спать.

Ключевой момент

 

Ещё один конфликт между Пьнковым и Шамсутдиновым крутился вокруг пресловутой уборки территории. За рядовым для этого была закреплена туалетная комната. Однако все свидетели утверждают, что Рамиль за время дежурства ни разу не помыл унитазы. Он игнорировал выполнение своих прямых обязательств, не слушал приказы старшего по званию. То ли он просто не хотел, то ли религия не позволяла – здесь показания очевидцев разнятся.

Сам Шамсутдинов утверждает, что решил принципиально не проводить уборку, поскольку у Пьянкова было к нему предвзятое отношение. Плюс ко всему он несколько суток не давал рядовому спать. 25 октября в войсковой части проводилась проверка, и старший лейтенант не хотел, чтобы прибывшие из Хабаровска начальники увидели бардак.

Младший лейтенант Дмитрий Коновалов, сообщил, что слышал, как старший лейтенант Пьянков орал на Шамсутдинова и заставлял убраться в туалете. Сослуживец Шамсутдинова Ислам Алеев также отметил, что подсудимый жаловался ему на то, что старший лейтенант замахивался на него и угрожал окунуть головой в унитаз. Кроме того, Рамиль на допросе добавил, что Пьянков дал приказ сержанту Ковалёву, а тот в свою очередь старослужащим, проконтролировать, чтобы Шамсутдинов убрался в туалете.

Все они якобы угрожали парню за неподобающее поведение и обещали устроить расправу после завершения дежурства. Шамсутдинов утверждает, что воспринял эти слова как реальные и боялся за свою жизнь и здоровье. Большинство потерпевших уверены, что здесь подсудимый лукавит. Пятерым старослужащим, членам подразделения, оставалось буквально 5 часов до дембеля после завершения дежурства. Они должны были приехать со смены, сдать оружие, поужинать и отправиться домой. Как минимум им было не до неуправляемого срочника, как максимум – времени на насилие просто не было бы.

Почему нельзя было перестать упрямиться и просто убрать закреплённую территорию? Таким вопросом задавались и прокуроры, и родственники погибших. «Неужели нельзя было слушать приказы моего мужа, выучить добросовестно устав и не допустить такой ситуации» – прямо спросила жена убитого офицера Оксана Пьянкова.

Когда возникла мысль об убийстве?

 

Неоднократно Шамсутдинову задавали вопрос, когда у него возникла мысль об убийстве. На заседаниях он избегал прямого ответа. Тогда обвинители попросили судью зачитать показания, данные следователю 26 октября. Позднее на суде Рамиль отказался от этих слов, сказав, что был в шоковом состоянии и наговорил на себя. Вот выдержка из того документа:

«Желание совершить преступление у меня возникло 25 октября 2019 года около 14:45. После того, как Пьянков попытался окунуть меня головой в унитаз, я решил его убить. Также решил убить всех военнослужащих, которые входили в состав подразделения. Планировал убить всех, кроме Алеева и Графова, а также командира дежурной смены Евсеева. В Графова я попал случайно. Если бы я видел, что передо мной находится именно Графов, то не стал бы в него стрелять. Алеева, насколько знаю, я не ранил и не убил. Конкретно я решил убить Пьянкова, Куропова, Эрлиха, Покатило, Андреева, Никишина, Шпак, Богомолова, Ковалёва. Причину, по которой я желал убить Пьянкова, я уже пояснил. Остальных я желал убить за унижения и оскорбления, которые они допускали по отношению ко мне. Также я не планировал убивать Коновалова. Только в случае, если он откроет по мне огонь из оружия. Евсеев оказался в зоне поражения вместе с остальными военнослужащими. Почему я решил его добить, точно сказать не могу. Мне уже было безразлично на его судьбу. Главный способ совершения преступления я уже продумал ранее. Ещё 24 октября 2019 года в период с 20:00 и до конца дежурной смены. Я начал разрабатывать план убийства указанных лиц. Мысль об их убийстве у меня возникала и ранее. Однако конкретным продумыванием плана я начал заниматься именно с указанного времени. Ключевым фактором стало то, что когда я ответил Пьянкову отказом от уборки туалета, он сказал, что ещё разберётся со мной. На этом моё терпение закончилось. А его попытка окунуть меня головой в унитаз стала решающим фактором, чтобы реализовать свой план».

Тогда же Рамиль Шамсутдинов сообщил, что всё заранее рассчитал. Он знал, сколько у него будет патронов, где он будет стоять во время разрядки оружия. Учитывал, что его позиция будет удобна для ведения огня. Он не спланировал только путь отхода, поскольку был уверен, что другие подразделения уничтожат его. Но, оставшись в живых, решил искать возможность сбежать.

Как проходил расстрел

 

В целом показания свидетелей и самого подсудимого о том, как происходила стрельба, схожи. 25 октября 2019 года около 16:30  в части сменился караул ПНР. Подразделение Шамсутдинова вернулось в войсковую часть примерно в 18:00 и приступило к разряжению оружия возле специального стола. Старший лейтенант Пьянков вскрыл ящик с боеприпасами, раздал каждому по четыре магазина и дал команду «Разряжай».

«Я услышал шум от патронов, которые падали на стол. В этот момент я снял заранее автомат с плеча, откинул приклад, снял его с предохранителя, перевёл на автоматический режим стрельбы, поставил автомат возле своих ног на приклад, то есть привёл его в боевое состояние. Передо мной лежало четыре магазина на металлическом столе. Я находился спиной к остальным военнослужащим. Далее я взял магазин, поднял автомат на уровень груди, вставил магазин, после чего перезарядил оружие, передвинул затвор. После этого повернулся лицом к военнослужащим подразделения, далее я прицелился», – рассказал Рамиль Шамсутдинов на первом допросе.

Первым под прицел попал рядовой Анатолий Куропов. Выстрелы подсудимый производил очередями, по 3-4 за раз. За время стрельбы он сменил три магазина, на месте инцидента было найдено 72 гильзы. Стрелял Шамсутдинов почти без разбора, во всех подряд. Добивать стал только двоих из тех, кто подавал признаки жизни: Пьянкова и Евсеева. Он видел, что в живых остался Андреев, но предположил, что тот сам умрёт. Так впоследствии и произошло.

Из всех своих жертв Шамсутдинов не смог попасть только в рядового Александра Эрлиха. Тот сначала затаился, а потом стал убегать. Двигался он перебежками и смог увернуться от пуль. Кроме того, подсудимый стрелял в здание штаба, чтобы напугать находящихся там дежурных.

Задержание

 

Поскольку чёткого плана по отступлению у Рамиля Шамсутдинова не было, он начал действовать необдуманно. Прятавшиеся в столовой свидетели видели, как рядовой бегал вдоль забора части и пытался найти место, где можно было бы пролезть. Он начал забираться на забор, почти перелез, однако зацепился бронёй за колючую проволоку.

Непосредственное участие в операции по задержанию Шамсутдинова принял офицер Владимир Федосеев. В момент стрельбы он находился в клубе, где подводились итоги контрольно-комплексной проверки. Комиссия предположила, что стрельба – это внезапные учения. Но тут в клуб из курилки забежал военнослужащий Дмитрий Бурлаков. Он сообщил, что огонь по своим ведёт один из срочников.

Федосеев собрал команду офицеров и отправился на операцию. Он, заметив Шамсутдинова, который забирался на забор, скомандовал: «Стой, стрелять буду», и сделал два предупредительных выстрела в воздух. Тот спрыгнул, отбросил автомат и лёг на землю. Владимир Федосеев произвёл ещё три предупредительных выстрела. Подбежал к подсудимому, приказал завести руки за спину, поставил колено ему на спину и поставил ружье к затылку.

Из показаний от 26 октября 2019 года следует, что Шамсутдинов первоначально хотел завязать перестрелку. Однако понял, что у него осталось мало патронов, около 15. Атаковать было бессмысленно.

«Убил бы одного или двоих, однако другие убили бы меня. После этого я бросил автомат на землю. Не успел лечь, как услышал, что они произвели 2-3 выстрела в мою сторону. Они в меня не попали, однако почувствовал, что пули пролетели вблизи меня. После этого я лёг. Они крикнули мне откинуть оружие назад ещё дальше от себя. Я не стал трогать автомат, отодвинулся сам. Они приблизились ко мне. У меня была каска на голове. Кто-то из них ударил по голове каким-то тяжелым предметом. Скорее всего ногой или прикладом. От этого каска мне отрекошетила в голову, отчего у меня образовалась шишка. Далее они завели мне руки за спину и проводили меня в медицинский пункт, который расположен на 1 этаже штаба», – говорится в показаниях.

Что было дальше?

 

Прошло больше года после дня трагедии. Погибли восемь человек, двое пострадали. Один из них всё ещё находится в госпитале – Евгений Графов до сих пор прикован к постели. Издевавшегося над Шамсутдиновым рядового Руслана Мухатова приговорили к 2 годам условно за неуставные отношения.

На судебных заседаниях Рамиль Шамсутдинов извиняется перед раненными солдатами и родственниками убитых, утверждает, что раскаивается в совершённом, что не хотел, чтобы всё так произошло. На вопросы отвечает довольно сухо, говорит, что не хочет причинять ещё большую боль потерпевшим.

Адвокаты Шамсутдинова уверены, что обвинение будет просить пожизненный срок. А общество буквально разделилось на два лагеря. Есть сторонники, которые требуют отпустить «героя», есть радикальные противники, которые настаивают на высшей мере наказания. А правда, как всегда, остаётся где-то между. Совсем скоро узнаем решение сначала присяжных заседателей, а потом и суда.

Анастасия Забелина 04.12.2020
Читайте также
Комментарии