Дедовщина, которой нет

Трагедия в «Горном», где солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов устроил пальбу по сослуживцам, потрясла не только Забайкалье – всю Россию. Общество, как водится в таких случаях, разделилось на две части – кто-то оправдывает действия Рамиля, называя его чуть ли не героем, кто-то наоборот – безжалостным преступником, и предлагает «защитникам» подумать о безутешных матерях убитых военнослужащих. Во всех тонкостях поступка Шамсутдинова следователям ещё предстоит разобраться, но уже сейчас понятно, что в этом деле замешана дедовщина, наличие которой Министерство обороны так рьяно отрицает. История Рамиля – далеко не единственный случай, когда солдаты, страдая от неуставных отношений, шли на отчаянный шаг. И наказания за это, в подавляющем большинстве случаев, никто не понёс, либо оно было несоразмерно преступлению. Есть в этих историях и ещё один любопытный момент – все пострадавшие юноши были похожи. 

Рамиль Шамсутдинов 

 

Трагедия произошла 25 октября в закрытой военной части №54160 в военном городке ЗАТО «Горный». Срочник Рамиль Шамсутдинов при смене караула вместо того, чтобы разрядить оружие, устроил стрельбу по сослуживцам. Из десяти человек восемь погибли, двое до сих пор находятся в тяжёлом состоянии. После расправы Шамсутдинов был задержан группой «Антитеррор», поднятой по тревоге. 

Громкая история почти сразу стала обрастать новыми подробностями и фэйками. То одно интернет-издание с максимальной подробностью расписало чуть ли каждый шаг Шамсутдинова, то появилось видео с якобы издевательствами над парнем, которое, в итоге, оказалось кадрами из колонии. Приезд отца, адвокат самого Кадырова, который теперь якобы будет защищать парня, заявление разных общественных деятелей, либо осуждающих, либо поддерживающих Рамиля – это тот поток информации, за которым теряется суть. 

Последняя версия, которая сейчас очень широко тиражируется в СМИ – Шамсутдинов пошёл на этот отчаянный шаг из-за того, что офицеры угрожали ему изнасилованием. Версия, кстати, всплыла очень внезапно, но добавила Рамилю «очков» в глазах общественности. Первоначально же об этом речи не шло – сам Рамиль, а следом его отец и брат утверждали, что всему виной была «классическая» дедовщина – солдат избивали, оказывали психологическое давление, отбирали телефоны и вымогали деньги. Эту же версию подтвердил и уже отслуживший земляк Шамсутдинова. По его словам, один из погибших офицеров – лейтенант Данил Пьянков, в его бытность в армии практиковал неуставные отношения. Версию о конфликте Шамсутдинова и Пьянкова подтвердило и Министерство обороны, но, конечно, ни о какой дедовщине речь не шла, просто личная неприязнь. Между тем, корреспонденту ZabNews источник в военных кругах подтвердил, что часть в «Горном» среди «служивых» славилась своей дедовщиной. Но, разумеется, Министерству обороны в этом вопросе виднее. 

Интересна и характеристика Рамиля Шамсутдинова. Изначально она была исключительно положительной – спокойный, неконфликтный, весельчак, спортсмен. Позднее в эту бочку мёда щедро плеснули дёгтем. Рамиль стал конфликтным, нетерпимым к подчинённости, с низким уровнем внушаемости. Однако родные и знакомые продолжают настаивать на первоначальном варианте. Это и понятно, какой близкий человек скажет о своём родственнике дурное, тем более в таких обстоятельствах. И, если честно, в эту версию верится больше, потому что желание Министерства обороны выставить Рамиля дьяволом во плоти понятно. Однако, пока готовился этот материал, появились новые подробности. По информации нашего источника в военном ведомстве, у Рамиля во время службы произошла некоторая «деформация» личных качеств. К примеру, для достижения своей цели он выбирал поступательный путь, въедливый до мелочей, даже педантичный. В мирном ключе ничего плохого в этом нет, однако, в свете разразившейся трагедии педантизм приобретает негативную окраску – своё преступление Рамиль планировал, прорабатывал чуть ли не каждый шаг. Поэтому говорить о состоянии аффекта, вероятно, тут не приходится. Другой момент – неуступчивость. И снова, нет ничего плохого в том, что человек следует выбранным для себя путём, принимая ответственность за свои решения. Но не в армии, где за тебя уже всё решили отцы-командиры – и вот тут находит коса на камень. Говорит ли это о невиновности Шамсутдинова – нисколько, убийство восьми человек невозможно оправдать, но заметить неладное (а Рамиль говорил своим товарищам о конфликте с Пьянковым и предупреждал, что он этого так не оставит) было можно. Другой вопрос, что это было никому не нужно – перебесится срочник. 

Сергей Васильев 

 

Сергей Васильев пошёл в армию в 2005 году, службу проходил в части №05651 в посёлке Шерловая Гора. Как сообщил источник Zabnews в данной части, жили «по понятиям», поскольку многие служащие уже успели отбыть срок в местах не столь отдалённых. В общем, дедовщина с зоновским налётом там цвета и пахла. И офицеры об этом прекрасно знали – пьяный (!) капитан, который привёз новобранцев в часть, говорил им, что в этом месте действует «закон джунглей» (известно из показаний свидетеля – ред.) 

На пятые сутки после прибытия, не выдержав издевательств, Сергей вместе с двумя сослуживцами сбежал из части и позвонил родителям. Те связались с командованием тогда ещё не расформированного СибВО. После этого парней перевели в штаб 29-й армии, где генерал инженерных войск (!) провёл с ними беседу о том, чтобы срочники помалкивали о происходящем в Шерловой Горе, а министерство, в свою очередь, отправит их в самую лучшую воинскую часть. Сергея должны были перевести в Братск. Однако до места службы парень не доехал – его нашли повешенным на ремне в туалете поезда «Иркутск - Усть-Илимск», на котором он ехал в новую часть. Вместе с ним была найдена предсмертная записка. 

«Здравствуйте, мои дороги мамуля, Алёшечка, Коля и все мои дорогие родные. Вот и пришло время прощаться. Я не знаю, сможете ли вы меня простить за этот поступок, но иначе я не смог поступить, я не выдержал. После того как нас разлучили с Антоном и Димой, меня повезли в Братск, я сначала обрадовался, но по дороге четыре парня с пересылки ( вообще левых) сказали, что им на пересылке сказали, что я «красный» и «сочник», т.е. убежал из части и сдал пацанов, и они сказали дедам из Братска, из той части, куда нас везли. А я знаю, что делают с такими, поэтому я решил умереть прежде, чем опорочат и обольют грязью мою честь и фамилию…..». 

Слова Сергея подтвердили его сослуживцы. Как выяснилось, после обращения парней воинскую часть в Шерловой Горе расформировали. Со своими бывшими сослуживцами Сергей с товарищем встретились на том пересыльном пункте, откуда они должны были отправиться по новым местам службы. С «шерловогорцами» парни столкнулись в столовой, где их «предупредили», что если они окажутся в одной части беглецам, несдобровать. Подходили и к будущим сослуживцам Сергея, рассказывали о нём гадости, просили передать «дедам» в Братске эту информацию. 

После смерти Сергея было заведено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства». В итоге, оно было прекращено «за отсутствием события преступления». По статье «дедовщина» один из старослужащих Шерловой Горы, издевавшийся над парнями, получил 1 год лишения свободы, второй – 2 года условно.

Мать погибшего считает, что психологическая служба, которая не выявила у её сына тяжёлого морально-психического состояния, а также военные, которые допустили встречу Сергея и его бывших сослуживцев, виноваты не меньше тех дедов, которые издевались над солдатами. Обивание порогов не дало результата – репутация сотрудников минобороны осталась чистой и незапятнанной. В своём стремлении добиться справедливости женщина дошла до Европейского суда по правам человека. В настоящий момент решение по этому делу ещё не принято. 

Артём Тетерин 

 

Гибель забайкальца Артёма Тетерина, который проходил срочную службу в 2016 году в Ярославской области, до сих пор покрыта завесой тайны. Мать полагает, что Артёма убили (парня нашли повешенным спустя 5 месяцев после исчезновения недалеко от военной части, в чистой одежде и с документами, на которых не было ни следа, например, от осадков или иных погодных явлений), официальная версия следствия – доведение до самоубийства. Причина – дедовщина. Нашёлся и виновный, некий Усуб Аджоян, который был старослужащим в этой части. Доказано, что он неоднократно избивал других срочников, заставлял делать физические упражнения, унижал, тушил об них сигареты. Усубу изначально были предъявлены обвинения по нескольким статьям, в числе которых «Побои» и «Доведение до самоубийства». Что примечательно, с обвиняемого была снята статья «дедовщина». По информации фонда «Право матери» случилось это из-за того, что Аджоян принёс справку, мол, у него до службы в армии был эпилептический припадок. Призывная комиссия должна была поставить ему категорию «В» (ограничено годен к военной службе – ред.), а поэтому преступления, совершенные им в армии, нельзя квалифицировать статьями из главы 33 УК (преступления против военной службы). Выглядит это заявление, как полный бред, но это сработало. В итоге, Аджоян получил 3 года в колонии-поселении. 

«Каждый из этих парней на каком-то своём этапе сталкивался с дедовщиной, с неуставными отношениями. В итоге, это приводило к их срыву. И сейчас, сравнивая имеющиеся психологические портреты (в том числе и Шамсутдинова – ред.), мы видим, что пострадавшие были «хорошими парнями» – из благополучных семей, хорошо учились, занимались спортом, были интеллигентными. И вот сколько ни изучала этих экспертиз, я пришла к выводу, что «мальчишам-плохишам», условно говоря, проще служить в армии - они могут дать сдачи. А вот такие парни не могут, они ломаются. Где-то, может быть, есть проблема, что они были чересчур обласканы матерями, любимы. Но, с другой стороны, почему женщина, как мать, не может любить своего сына всей полнотой своего сердца? В последний годы дедовщина поменяла свои формы и способы. Ели раньше это была дедовщина больше физического характера – парней били, не заботясь, останутся следы или нет, то сейчас она нацелена на морально-психологическое давление, плюс процветает вымогательство», - рассказала руководитель Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева.

 

Хорошо работает на бумаге 

 

Это всего лишь три истории из множества. Если честно, ни разу не встречала уже отслужившего человека, который бы сказал, что он не сталкивался сам или не видел применения принципов дедовщины к другим солдатам. Но Министерство обороны, видимо, живёт в какой-то другой реальности. Впрочем, это отдельный вопрос. О том, что дедовщина есть, все прекрасно знают, вот только никто с ней делать ничего не будет – дедовщина выгодна. И, прежде всего, руководству самой армии. Нет, не в том ключе, что солдат избивают до потери сознания, а в плане построения «правильной» иерархии. Ведь что, по сути, есть армия – это система подчинения слову/мнению того, кто выше по званию. И если у офицеров этот механизм уже выработан на уровне чуть ли не инстинкта, то «молодых» вписывают в эту систему путём давления – как физического, так и психологического. Да, сейчас армия (в большинстве своём) – это не армия 90-х, где солдат физически калечили. Теперь стараются давить морально. Видимых следов от этого не остаётся, а система продолжает работать. 

После событий в «Горном» общественность заговорила о том, что в армии необходима психологическая или социальная служба, которая бы разбиралась с проблемами солдат. Но такая служба в наличии уже давно имеется – в 1998 году Минобороны был подписан приказ «О системе работы должностных лиц и органов управления по сохранению и укреплению психического здоровья военнослужащих вооружённых сил Российской Федерации». В частности, в нём говорится: 

«Не существует людей, абсолютно невосприимчивых к стрессу. У каждого имеется строго индивидуальный предел сопротивляемости, по достижении которого психоэмоциональное напряжение, переутомление или нарушение функций организма приводит к срыву психической деятельности».

По сути, документ настраивает офицеров на то, что командир должен быть именно «отцом-командиром». Но, что хорошо на бумаге, не работает в жизни. Во-первых, прописанная в документах работа не проводится. Многие солдаты видят психолога два раза – когда приходят на службу и когда забирают документы. Повезёт, если встретятся со специалистом пару раз на общем тренинге, но, вообще, это редкость. Такое ощущение, что психологическая служба была создана минобороны для галочки, дескать, вот вам, «либерасты и горлопаны», уймитесь уже, у нас заботятся о богатом внутреннем мире военнослужащих. Во-вторых, согласно русскому менталитету, к психологам ходят «больные», не «поСанское» это дело. В-третьих, давайте представим, что человек действительно обратился к психологу, рассказал ему о проблемах, что его бьют, морально унижают и….? Следующее, что он получит – вызов к отцу-командиру, который доходчиво объяснит, что выносить сор из избы нехорошо. В-четвёртых, даже без личного обращения «бойца» все прекрасно знают о том, какие порядки царят в той или иной части – психолог, как и любой специалист, который там обязан находиться, становится частью системы и в курсе всего. Винтик не будет ломать механизм. Но, допустим, есть действительно хороший специалист, к которому обратился солдат со своими проблемами. Что он должен будет ему сказать – потерпи ещё полгодика и это закончится? Или доложить о неуставных отношениях, о которых и так все знают, руководству части? Согласитесь, абсурдно. 

Суть истории не в том, что солдат расстрелял восемь человек, дадут ли ему пожизненное или признают «аффективным», и чьи «головы» в итоге полетят. Суть в том, что есть система, отлаженный механизм, который работает, и который никто не будет менять из-за одного Шамсутдинова. А, значит, очередная трагедия не за горами.

«Это частный случай. Это трагедия, которая произошла. Безусловно, её нужно расследовать. В армии занимаются её расследованием. До определения истинных причин делать заключения о результатах реформы армии, по меньшей мере, непрофессионально», – прокомментировал ситуацию с расстрелом военных в «Горном» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. 

Официальная позиция власти. 

Анета Абрамченко 12.11.2019
Читайте также
Комментарии