«Когда пришли за мной, заступиться было некому». Почему новый виток борьбы с ЛГБТ угрожает каждому

Клара Хоменко
11 июня 2022 г., 18:37
Фото с портала hulafrog.com

Севастопольский парламент выкатил в Госдуму законопроект, по которому «пропаганда ЛГБТ» в России запрещается уже не только для несовершеннолетних, но и для взрослых. «Пропаганда» на языке нормальных людей — это репрезентация. Вся, полностью. Первыми отреагировали книгоиздатели — они в ужасе, поскольку квир-литература сама по себе занимает приличную часть рынка, книги на ЛГБТ-тематику занимают лидирующие позиции по продажам. Но на самом деле этот законопроект — не только про книги.

Если он будет принят, в нашей стране нельзя будет смотреть зарубежные сериалы — ни легально, ни пиратским образом. Почему? Потому что практически в каждом шоу есть квир-персонажи — и это нормально просто потому, что такие люди есть в жизни. Они ходят на работу и по магазинам, они учатся и танцуют, они создают семьи — даже в России с её нечеловеческими для этого условиями. Если законопроект будет принят — умрёт фестиваль квир-кино «Бок о бок», целью которого много лет было показывать, что ЛГБТ-люди — это люди. Такие же, как все остальные. Если законопроект будет принят, можно будет поставить крест на просветительских текстах в СМИ — в свободном доступе останется только набор чудовищных штампов и мифов, которые не имеют с реальностью ничего общего. Мифов, которые уже десять лет вызывают в нашей стране рост гомофобной агрессии.

Ещё раз: это конец любой репрезентации и публичного поля — от создателей «Да кто вас ущемляет». Зачем демонстрировать, спросите вы. Зачем вообще нужны все эти фестивали, зачем писать об ЛГБТ в книгах и делать их героями сериалов — это же их личное дело. Пусть сидят у себя дома и не демонстрируют никому эту свою сексуальность. Шок-контент: когда вы говорите кому-то, что женаты или замужем  — вы сообщаете о своей сексуальности. Когда вы идёте под руку со своим партнёром по улице  — вы сообщаете о своей сексуальности. Когда вы на экране видите поцелуй мужчины и женщины — это репрезентация таких же, как вы. И вы чувствуете себя нормально — потому что это и есть нормально. Нормально видеть таких же людей, как вы, нормально искать пару, нормально не чувствовать одиночества. Теперь представьте, что все это вам нельзя. Что за каждое такое действие или слово вас изобьют, а тех, кто показывал вам кино — оштрафуют.

«Распространение лицом своих убеждений и предпочтений, касающихся сексуальной ориентации и конкретных форм сексуальных отношений, не должно ущемлять достоинство других лиц и ставить под сомнение общественную нравственность в её понимании, сложившемся в российском обществе», — так написано в пояснительной записке. То есть когда мальчик с девочкой идут под руку — это не ущемляет общественную мораль. А когда две девушки шли по Петербургу и их избили в кровь за то, что они «лесбухи» — это прямое следствие ущемленности. Это напавшие на них — жертвы. Когда на Севкабеле охранник орал на двух парней, сидевших рядышком, что они п…ы и пусть валят в свою Америку — охранник делал это от невыносимой боли за общественную нравственность. Когда на Конюшенном избили питерского блогера-гея и никто так и не удосужился найти нападавших, хотя там всё утыкано камерами — это прямое следствие торжествующего ЛГБТ-рейха. Я привожу примеры из СМИ — и из Петербурга. Я не могу говорить о своих друзьях, или о тех квир-людях, которых я знаю в Чите. Они ведь всё ещё здесь живут.

Десять лет нам рассказывают, как ужасный и всесильный  «ЛГБТ-рейх» разрушает наши жизни. Но разве власть в России когда-нибудь принадлежала квир-людям? Нет. Она всегда была в руках активных борцов за «традиционные ценности» — под которыми, очевидно, надо понимать декриминализованное семейное насилие, постоянное ухудшение медицинского обслуживания и миллиардные задолженности по алиментам. Нам говорят, что «большинство надо защитить». Но разве это  гетеросексуальные пары не могут выйти из дома, не могут обняться в парке, не могут никак выразить свою нежность друг к другу, не прячась в углы потемнее? Разве гетеросексуальные пары в нашей стране не могут заключить брак — чтобы их считали родственниками в отношении друг друга, если случится сума, тюрьма или больница? Разве гетеросексуальные пары живут в постоянном ужасе, что о них узнают на работе и уволят?

Нет, все это реалии жизни квир-людей в России — которые и так по причине многолетнего насаждения злобного невежества лишены возможностей и прав, доступных большинству. На этом фоне особенно трогательно выглядит ещё одна цитата из пояснительной записки: «Законопроект не предполагает вмешательства в сферу индивидуальной автономии, включая сексуальное самоопределение личности, не имеет целью запрещение или официальное порицание нетрадиционных сексуальных отношений, не препятствует беспристрастному публичному обсуждению вопросов правового статуса сексуальных меньшинств, а также использованию их представителями всех не запрещённых законом способов выражения своей позиции по этим вопросам и защиты своих прав и законных интересов». Я хотела бы понять, какие именно способы выражения «своей позиции» у нас сейчас не запрещены — если любое квир-мероприятие начинается и заканчивается травлей, а к организаторам по доносу приходит полиция.

Когда принимали закон о запрете пропаганды ЛГБТ среди несовершеннолетних, вокруг говорили: «Да ладно, фигня, кто их ущемляет, зато дети под защитой». Теперь ширма беспокойства о детях отброшена в сторону. И если вы думаете, что проблема с новым законопроектом касается только ЛГБТ, касается меньшинства — вы сильно ошибаетесь. Разработчики законопроекта хотят диктовать взрослым людям, что им смотреть и читать, что чувствовать, о чем говорить. «Пропаганда ЛГБТ не через интернет и СМИ наказывается штрафом в размере 40-50 тысяч рублей», — это не только про книжный клуб или фестиваль, не только про радужный флаг. Это про любой личный разговор. Что государство захочет запретить взрослым людям завтра — во имя всеобщего блага и защиты «большинства»? И кому будет дано право считаться этим большинством?

Я не знаю ответа. Но я знаю, что, если севастопольский законопроект будет принят, то следующая стадия — это розовые треугольники и знаменитое «Когда пришли за мной…». Погуглите.

Читайте также