Предостережение русским

Артём Сазонов
15 марта 2022 г., 13:01

Март 1999 года. НАТО бомбит Югославию. Некогда единой страны нет на карте, а раньше эта была серьёзная сила в Европе, с которой вынуждены были считаться. Страна эта не состояла в Евросоюзе, в том же самом Североатлантическом альянсе, обладая при этом мощной армией, а тогдашний президент Слободан Милошевич пытался разговаривать с англосаксами на праве равного. Но случилось то, что случилось.

Ниже его высказывание о политике, которую проводил Запад. Слова этого мужчины — это не какая-нибудь декламация, потому что этот человек хорошо знал на личном опыте, что такое «американская демократия», доставленная на бомбардировщиках.

«Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским — жителей Украины и Белоруссии на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните — с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад — цепная бешеная собака — вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!

Зачем вам Европа, русские? Трудно найти более самодостаточный народ чем вы. Это Европа нуждается в вас, но не вы в ней. Вас так много — целых три страны, а единства нет! У вас есть все свое: много земли, энергия, топливо, вода, наука, промышленность, культура. Когда у нас была Югославия и мы были едины, мы ощущали себя великой силой, способной свернуть горы. Теперь, из-за нашей же глупости, национализма, нежелании слышать друг друга Югославии больше нет, и мы — прыщи на политической карте Европы, новые рынки для их дорогого барахла и американской демократии», — заявлял Милошевич.

Это — разобщение — уже произошло, и произошло не без помощи раздачи печенья в Киеве, а благодатной почвой для этого разобщения послужило вырождение и последующий распад Советского Союза. Не знаю, почему украинцы должны считать себя русскими. Сложно целую нацию заставить определить себя другой нацией, но то, что у России, Украины и Белоруссии есть общая история, культура, общие экономические связи, а также и кровная связь — это факт.

Но проблема не в том, что украинцы, по крайней мере некоторая часть населения в особенности западной Украины, не хотят считать себя братским с русским народом, а во взращённой ненависти к нашей стране.

Пока все 80-90-е и вплоть до, наверное, 2008 года наша страна пыталась стать другом западного мира, в бывших республиках СССР — не только на Украине — наши партнёры проводили идеологическую работу, которая, с большой долей вероятности, не останавливается и сейчас. Велась она и в Союзе, и в России. Как доказывает история, у Запада друзей нет — или вас вежливо просят встать во всем известную позу, или будет Югославия, Ирак, Ливия, Сирия. Или, если имеется политическая воля, а самое главное возможности — экономические и военные — вы заставите с вами считаться. Думать о дружбе означает рисковать государственной независимостью.

Прождав с протянутой рукой дружбы, мы получили Грузию и Украину. Спецоперация решит задачу демилитаризации и лишь отчасти будет решена проблема денацификации, то есть физическая ликвидация вооружённых националистических групп. Сама идеология национализма никуда не исчезнет. Очевидно, что на поле идеологического противостояния действовать надо другими методами. Для окончательного устранения этой проблемы в Украине и на территории нашей страны нужна не только военная, но и идеологическая спецоперация. И начинать с идеологии нужно было позавчера.

Дальше ставится вопрос: какая у России национальная идея и сформировалась ли она? Что мы можем предложить другим странам и что предлагаем собственному народу?

Читайте также